Глава банка Intesa заявил о попытках дискредитации сделки по приватизации «Роснефти»

Он назвал ложью сообщения о том, что Газпромбанк размещал средства в Intesa для опосредованного финансирования покупки 19,5% акций российской компании

Председатель совета директоров банка Intesa («дочка» банка Intesa Sanpaolo в Москве) Антонио Фаллико считает, что в отношении сделки по приватизации 19,5% акций «Роснефти» развернута дискредитационная кампания. «Идет кампания дискредитации против этой сделки — непонятно почему», — приводит агентство RNS слова Фаллико, сказанные в Милане в кулуарах российско-итальянского семинара «Россия и Италия: искусство инноваций».

Глава банка Intеsa, выступившего организатором синдицированного кредита для финансирования покупки акций, отметил, что это очень привлекательная сделка и было много желающих принять в ней участие. И это удалось возглавляемому им «не огромному банку», который «сумел все нормально сделать». «Я откровенно вам говорю: никакой интриги нет, сделка очень транспарентная, естественно, сложная, комплексная. Но мы все комплаенс прошли, в том числе европейский, американский и итальянский», — подчеркнул Фаллико.

Он опроверг сообщения, что Газпромбанк размещал средства в Intesa для опосредованного финансирования сделки по приватизации «Роснефти». «Нет. Это ложь. Не понимаю, откуда это... Никакого депозита нет», — заявил Фаллико, подчеркнув, что Intesa достаточно ликвидный банк. Участники сделки, по его словам, приняли на себя традиционные для подобных сделок «нормальные» риски.

3 января 2017 года Glencore и Суверенный фонд Катара QIA закрыли сделку по приобретению 19,5% акций «Роснефти» за €10,2 млрд. Собственный капитал инвесторов в компании-приобретателе составил €2,8 млрд. Основным кредитором Glencore и QIA стал международный итальянский банк Intesa Sanpaolo, который организовал финансирование сделки с участием крупных банков, в том числе неназванных российских. По словам источника РБК, один из них — Газпромбанк. 4 января кредитная организация сообщила, что предоставила €5,2 млрд из общей суммы сделки.

Читайте также: Дела Сечина. История главной приватизационной сделки года и Есть ли жизнь после «Башнефти»: чем еще займется «Роснефть»

Новости партнеров