07.04.2010 09:41

Медведев утвердил замену ареста на залог по экономическим преступлениям

Дмитрий Медведев утвердил поправки, смягчающие уголовное законодательство в области борьбы с экономическими преступлениями. Одним из главных изменений станет замена ареста для обвиняемых в экономических преступлениях на залог, говорится в сообщении пресс-службы Кремля.

Согласно поправкам, минимальная сумма залога составит 100 тысяч рублей по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести и 500 тысяч — по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Залог при этом не обязательно должен взиматься в виде денег. Их эквивалентом могут стать также ценные бумаги или недвижимость. В качестве меры пресечения суды могут выбрать залог в любой момент производства по уголовному делу.

В подписанном главой государства законе особо подчеркивается, арест подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, которые не являются «общеуголовными», возможен только в исключительных случаях, когда подсудимый, оставаясь на свободе до вынесения приговора, представляет реальную угрозу для общества.

Изменения коснутся и понятия размера крупного и особо крупного ущерба применительно к налоговым преступлениям. Соответствующая цифра увеличивается шестикратно — уклонение от уплаты таможенных платежей в крупном размере обойдется нарушителям в 3 млн рублей (сейчас — 500 тысяч рублей), особо крупном — 36 млн рублей (сейчас — 1,5 млн рублей). Аналогичная мера распространяется и на иные преступления в экономической области.

Усиливается и ответственность чиновников за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности. Нарушителям придется заплатить штраф в пределах 200-500 тысяч рублей.

Еще одной важной корректировкой, внесенной в законодательство, является уточнение трактовки статьи 174.1 УК России («легализация»(отмывание) доходов), которая на сегодняшний день применяется неоправданно широко. При этом в тексте статьи отсутствует указание на цель придания преступно нажитым доходам правомерного вида. Такая ситуация приводит к тому, что обвиняемому, например, в незаконном предпринимательстве, в случае совершения им любой покупки тут же дополнительно инкриминируют «легализацию».

Поэтому статья оставалась для чиновников и правоохранительных органов удобным рычагом давления на бизнес. Обвинение в отмывании средств можно «подвесить» практически к любому делу. Итогом такой трактовки УК становилась неадекватная статистика, когда предприниматели получали за «экономику» значительно большие сроки, чем обвиняемые в убийствах и других преступлениях против личности.

Наконец, согласно президентским поправкам, утрачивает силу статья 173 УК (лжепредпринимательство). Как показывает практика, эта статья практически не применяется, а предусмотренные в ней деяния охватываются другими составами преступлений. Кроме того, из УК исключается положение «Нарушение лицензионных требований и условий», так как неопределенность этой законодательной формулировки по отношению к действиям предпринимателей и банкиров приводит к расширительному ее толкованию, а в ряде случаев — открывает возможности для злоупотреблений.

Новости партнеров