Левитин: диспетчер не мог запретить посадку Ту-154 Леха Качиньского

Диспетчер смоленского аэродрома не имел права запретить посадку Ту-154, на борту которого находился президент Польши Лех Качиньский. Об этом в четверг заявил министр транспорта РФ Игорь Левитин, входящий в состав государственной комиссии по расследованию причин катастрофы, в которой 10 апреля 2010 года погибли 96 человек.

По его словам, заявления о том, что «диспетчеры якобы должны были запретить посадку», вызывают удивление. «Много раз сказано и доказано, что по действующим правилам командир международного специального рейса самостоятельно принимает решение о взлете и посадке. Понимаете, диспетчер не имел права запретить посадку», – подчеркнул глава Минтранса, которого цитирует РИА «Новости».

Он обратил внимание на слова уполномоченного представителя Польши при Межгосударственном авиакомитете Эдмунда Клиха, который привел несколько фраз разговора в диспетчерском пункте и заявил, что в докладе МАК недостает информации о переговорах диспетчеров, которым кто-то порекомендовал разрешить посадку.

«Что же, я посмотрел эти материалы и также могу привести, скажем так, одну из ключевых фраз, связанных с посадкой самолета: «Это решение международного номер один», – отметил Левитин.

Напомним, МАК в среду обнародовал окончательный отчет о расследовании, согласно которому непосредственной причиной крушения стало решение экипажа не уходить на запасной аэродром и давление высокопоставленных пассажиров на пилотов, а системными причинами – недостатки в обеспечении полета и подготовке экипажа.

Комментируя документ, глава польского МВД Ежи Миллер заявил накануне вечером, что диспетчеры должны были не разрешать Ту-154 делать заход на посадку, а сказать, что приземляться в Смоленске нельзя.

Левитин сегодня также выразил удивление в связи с заявлениями некоторых представителей польской стороны об отсутствии доказательств давления на экипаж самолета.

Материалы расследования МАК свидетельствуют, что в кабине пилотов во время посадки находился главком ВВС Польши Анджей Бласик, в крови которого впоследствии был обнаружен алкоголь. Согласно выводам экспертов, присутствие в кабине высокопоставленных лиц оказывало давление на летчиков и оказалось одним из решающих факторов принятия решения о приземлении.

«Не хочу вступать в полемику. Опять же, вчера все слышали расшифрованные записи», – заявил глава Минтранса. Он отметил, что «оценка действий командующего ВВС давалась совместно российскими и польскими экспертами и она однозначна».

Также министр отметил, что Польша официально получила от РФ записи разговоров диспетчеров аэродрома Смоленска перед падением самолета. «Коллеги сказали, что они намерены опубликовать разговоры диспетчеров. Записи этих разговоров в диспетчерском пункте были официально переданы польской стороне сразу после катастрофы. Никаких секретов от польских коллег здесь нет», – заверил чиновник.

«Вместе с тем, эти материалы, несомненно, будут рассматриваться в ходе уголовного расследования, которое проводится Следственным комитетом в сотрудничестве с соответствующими польскими органами. И поэтому, насколько я понимаю, они не опубликованы технической комиссией МАК. Кроме того, не надо забывать, что ценность имеет та информация, которую от диспетчеров экипаж получил. А ее, эту информацию, полную информацию, вчера все слышали», – добавил он.

По словам министра, уголовное расследование катастрофы даст ответы на все остающиеся вопросы, в том числе те, которые поднимают представители польской стороны. «Можно прояснить любые вопросы, если у кого-то они остаются», – заключил Левитин.

Новости партнеров