Ходорковский дал интервью иностранным газетам

Экс-глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский, приговоренный в конце прошлого года к 14 годам заключения в колонии общего режима, дал интервью четырем иностранным изданиям International Herald Tribune, Sueddeutsche Zeitung, Corriere Della Sera и Le Monde. Полный перевод материалов есть на сайте Пресс-центра Ходорковского и Платона Лебедева. Вот выдержки из интервью:

International Herald Tribune (США и Великобритания)

-Что бы Вы стали делать сейчас, если бы Вас освободили? Стали бы Вы заниматься бизнесом? Или политикой?

-Мне сложно представить себя свободным, когда В.Путин прямо указывает суду, что я «должен сидеть в тюрьме». Однако и в тюрьме, и на свободе я буду продолжать свою общественную деятельность.

-Многие считают, что Вас арестовали из-за того, что Вы стали претендовать на политическую власть. Это правда? Если нет, то почему, на Ваш взгляд, Вас посадили в тюрьму?

-Я никогда не скрывал, что являюсь противником авторитарной тенденции в политике, и всегда поддерживал оппозицию. Б.Н.Ельцин считал это нормальным. Для В.В.Путина и выстраиваемого им режима подобное оказалось неприемлемым. В то же время, я никогда не стремился к получению политической власти, поскольку у меня другие интересы.

Sueddeutsche Zeitung (Германия)

-Если сравнить следствие, предоставление доказательств, допросы свидетелей во время первого и второго процессов: были ли какие-то отличия, а если были, то какие именно?

-Я признаю, что «второй процесс» по форме был ближе к нормальному, чем первый. Нам позволили высказаться и была допущена пресса. Однако, как и в первом процессе, защита была более чем ограничена в праве вызывать свидетелей и предоставлять доказательства, а сторона обвинения откровенно запугивала тех, кто приходил. Дошло до того, что следствие прямо отказало суду в передаче вещественных доказательств. Это всё, конечно, прямо противоречило российскому законодательству.

-Ваши адвокаты упоминали о неком предложении, поступившем из Кремля после Вашего ареста – о том, что Вас освободят, если Вы уедете из страны. Но Вы всегда отрицали, что Вам делали подобные предложения. Пожалуйста, поясните эту ситуацию снова!

-Думаю, моих адвокатов неправильно поняли. После ареста в 2003 г. никаких предложений мне не поступало. До ареста меня действительно «выдавливали» из страны, но я отказался уезжать.

-По мнению российской прессы, вы «ответили» за всех олигархов, это также значит и то, что они все занимались «серым бизнесом». Можете прокомментировать?

-Я не хочу говорить о том, о чем не знаю достоверно. Факт, что меня в первом процессе обвинили в использовании общепринятой (по сей день) практики налогового планирования. Т.е. осудили путем избирательного применения закона. Второе обвинение является попросту абсурдным. Согласно приговору, не ЮКОС был покупателем нефти у своих дочерних подразделений, а я в личном качестве, «как физическое лицо». За что, в таком случае, с ЮКОСа было истребовано 30 млрд. долларов налогов, и вообще – откуда тогда у ЮКОСа 15 млрд. долларов прибыли, суд объяснить не смог.

-И в зале суда, и за его пределами, есть люди, считающие Вас представителем другой, лучшей России, а, возможно, и важной политической фигурой. Каково Ваше восприятие этой большой надежды, питаемой людьми, в то время как Вы находитесь в тюрьме?

-Мой пример важен для авторитарной власти в качестве устрашения прочих оппонентов. Как публичная казнь. Однако, у публичных расправ есть и другая сторона: они делают из обычных людей символ борьбы с произволом. Что и происходит в моем случае.

Corriere Della Sera (Италия)

-Вы – единственный «олигарх» в тюрьме. Некоторые из олигархов сбежали за границу, тех, кто остался – не трогают. Как Вы думаете, Вас считают виновным или просто наиболее опасным из всех?

-Очевидно, что те, кого на самом деле можно назвать «олигархами», т.е. люди, объединившие государственную власть и крупный бизнес в одном лице, были созданы именно В.Путиным, и являются его соратниками. Остальные «лица Forbes», впрочем, как и значительная часть более мелкого бизнеса, согласились платить бюрократии дань в той или иной форме. Некоторые преследуются. Я, к сожалению, далеко не одинок.

-Вы никогда открыто не критиковали президента. Как, по-вашему, есть ли разница между Медведевым и Путиным? На политические программы Медведева можно положиться?

-Для меня Президент Медведев гораздо более понятен. Он – политический прагматик, имеющий определенные идеалы, совместимые с демократией. Я хорошо понимаю его положение, и поэтому редко критикую. Однако, некоторых действий мы от него вправе ожидать. Можно ли ему верить? Пожеланиям – нет, обещаниям – да. Важно точно отличать одно от другого.

-16 декабря Путин сказал об убийствах, за которые был осужден бывший глава службы безопасности ЮКОСа Пичугин. Мэр Нефтеюганска, г-жа Корнеева… Путин сказал, что Ходорковский не мог об этом не знать… что произошло на самом деле?

-Что произошло на самом деле? В России не очень простая обстановка. Около 30 криминальных смертей на 100 000 населения ежегодно (помимо несчастных случаев). Убийства мэров, депутатов, губернаторов, известных журналистов – не редкость. Достаточно вспомнить А.Политковскую. Или депутата Ямадаева, убитого прямо под окнами нашего Белого Дома. Легко прикинуть, сколько подобных криминальных событий произошло за годы моей работы «вокруг» компании ЮКОС, где только сотрудников – более 100 000 человек, и которая была «градообразующей» для двух десятков городков. Ведь это – те же города той же страны. Остальное, т.е. выбор объектов для фальсификации и сам ее процесс, - подробно описаны в исследовании (книге) писателя и судебного хроникера Веры Васильевой «Как судили Алексея Пичугина». Целый ряд людей, ныне находящихся в тюрьме, заявляли суду о том, что их принуждали к оговору, обещая освобождение и ссылаясь на «государственные интересы». Высший Суд Справедливости Израиля, рассмотрев документы Генеральной прокуратуры РФ в отношении т.н. «организатора», признал их недостаточными даже для начала судебного следствия.

Le Monde (Франция)

-Владимир Путин сказал в августе в интервью Колесникову, что точно не загонял Вас в угол и не ведет это дело. Тем не менее, он несколько раз дал понять, что обвиняет Вас в убийстве нескольких людей. Что бы Вы сказали ему, будь у Вас такая возможность.

-О чем мне говорить с человеком, который за неделю до приговора суда (оглашение специально было перенесено) не только публично отдает команду держать меня в тюрьме, но и подробно объясняет суду, в чем именно я должен быть признан виновным. Характерно, что в своем выступлении В.Путин процитировал одного из киногероев В.Высоцкого, подбросившего улику в карман подозреваемого, и оправдывавшего свои действия тем, что этот человек должен сесть с тюрьму.

Новости партнеров