FT: Glencore был заинтересован в запрете на экспорт российского зерна

Крупнейший мировой зерновой трейдер Glencore International AG играл на повышение цен на пшеницу и кукурузу при появлении первых признаков засухи в России летом 2010 года, свидетельствуют данные, раскрытые швейцарской компанией в рамках подготовки к IPO.

Как сообщает Financial Times, топ-менеджеры Glencore в 2010 году публично призывали российские власти ввести запрет на экспорт зерна, при этом активно спекулируя на зерновом рынке.

Glencore является крупнейшим трейдером российской пшеницей, опережая по объему торгов американских конкурентов Cargill и Bunge, передает «Интерфакс».

Компания раскрыла информацию о сделках на зерновом рынке UBS – одному из банков-организаторов размещения акций. Это крайне редкий случай, поскольку обычно Glencore ревностно хранит свои секреты, отмечает FT.

«В преддверии засухи в РФ сельскохозяйственные трейдеры Glencore получили весьма своевременные отчеты с российских полей весной и летом 2010 года о том, что условия производства зерна существенно ухудшаются», – отмечается в предэмиссионном отчете UBS для потенциальных инвесторов.

3 августа 2010 года глава российского зернового подразделения Glencore Юрий Огнев настоятельно рекомендовал властям страны ввести эмбарго на экспорт пшеницы. Аналогичное мнение высказал и его заместитель.

Напомним, РФ из-за резкого снижения урожая зерна в 2010 году ввела запрет на его экспорт 15 августа – через считанные дни после призывов Glencore. Сначала эмбарго действовало до конца 2010 года, затем его срок был продлен до 1 июля 2011 года. За два дня после введения запрета цены на пшеницу взлетели более чем на 15%.

Glencore тогда попытался дистанцироваться от этих заявлений, утверждая, что Огнев выразил исключительно собственное личное мнение.

Запрет на экспорт привел к тому, что закупленная Glencore российская пшеница, которую трейдер обещал поставить в одну из стран Ближнего Востока (по мнению экспертов, это был Египет), не смогла покинуть пределы РФ. «Нам пришлось закупать более дорогую пшеницу в других местах, чтобы выполнить обязательства. Запрет на экспорт не слишком помог нашему бизнесу», – говорится в опубликованном в воскресенье сообщении Glencore.

Дело в том, что Glencore обязался поставить зерно клиенту без указания конкретного производителя, что не дало ему воспользоваться положением о форс-мажорных обстоятельствах после введения эмбарго.

Однако это не помешало сельскохозяйственному дивизиону Glencore увеличить прибыль до учета налогов и процентов (EBIT) более чем вдвое в прошлом году – до $659 млн.

О том, что в запрете Россией зернового экспорта могли быть прямо заинтересованы транснациональные трейдеры, говорили и эксперты Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН. В частности, по мнению старшего советника инвестиционного центра ФАО ООН Евгении Серовой, запрет на вывоз зерна мог быть легко компенсирован экспортом зерна из других регионов, а резкий всплеск цен был положительным фактором для трейдеров. «Панические настроения, касавшиеся объемов запасов и реального урожая, которые привели к запрету на вывоз зерна, как сегодня показывает практика, были неоправданны», – резюмировала эксперт.

Новости партнеров