Hermitage: решение об аресте партнера фонда Ивана Черкасова незаконно

Адвокаты партнера инвестиционного фонда Hermitage Capital Ивана Черкасова, накануне заочно арестованного Тверским районным судом Москвы по обвинению в уклонении от уплаты налогов (ч. 2 ст. 199 УК РФ), назвали решение о взятии под стражу своего подзащитного «необоснованным, незаконным и неконституционным».

Читайте материал «Вместо того, чтобы расследовать преступления, они репрессируют тех, кто о них сообщил».

Напомним, дело в отношении коллеги погибшего в СИЗО юриста Hermitage Сергея Магнитского расследует СК при МВД. Ведомство подозревает Черкасова в уклонении от уплаты налогов на прибыль с ООО «Камея», гендиректором которого тот являлся, более чем на 2 млрд рублей. Фигурантом дела также является глава Hermitage Уильям Браудер. Черкасов и Браудер уже объявлены российскими правоохранительными органами в международный розыск.

В пресс-релизе Hermitage говорится, что вчерашнее решение Тверского суда будет обжаловано в вышестоящих инстанциях, вплоть до Европейского суда по правам человека.

По словам Черкасова, его заочный арест соответствует интересам «чиновников, которые были недавно разоблачены в обогащении на миллионы долларов США, приобретении зарубежной недвижимости и открытии счетов в швейцарских банках».

В ходе заседания в среду судья Александра Ковалевская быстро отклонила все ходатайства, заявленные адвокатами обвиняемого, в том числе о представлении показаний Магнитского о фальсификации уголовного дела чиновниками МВД с целью хищения компаний Hermitage, и результатов налоговых проверок, установивших правильность и полноту уплаты всех налогов. Несмотря на заявленный адвокатами отвод, судья продолжила рассмотрение дела и удовлетворила ходатайство следователя МВД Олега Сильченко, «основанное на заведомом подлоге», подчеркивают в фонде. Hermitage также напоминает, что именно в Тверском суде принимались решения о продлении содержания под стражей тяжело больного Магнитского, а Сильченко настаивал на необходимости содержания того под арестом, «пытаясь заставить его отказаться от показаний о хищении чиновниками 5,4 млрд рублей».

В фонде полагают, что избрание меры пресечения в отношении Черкасова выглядит как «прямая реакция на объявление швейцарской прокуратурой о начале расследования по заявлению Hermitage Capital об отмывании денег» в отношении российских госслужащих.

Сильченко в суде заявил, что ему якобы неизвестно местонахождение Черкасова, в то время как сведения о переезде того на работу в Лондон еще в 2006 году, за год до начала уголовного дела, и его адрес в британской столице содержатся в деле. «Достоверно зная о пребывании Черкасова в Великобритании, следователи ни разу не обращались с запросом о проведении следственных действий на территории Соединенного королевства, как это установлено уголовно-процессуальным законом (ст. 453 УПК РФ)», – подчеркивается в пресс-релизе.

Судья, утверждают в Hermitage, даже не стала выяснять у следователя, на чем основан его тезис о неполной уплате налогов ООО «Камея». Ковалевская «просто проигнорировала факты и документы, в том числе акты налоговых органов, которые установили полную уплату налогов и отсутствие каких-либо претензий к компании, вынеся решение на основе абсолютно ложных сведений», констатировал Черкасов. Он напомнил, что «Камея» заплатила налоги в полном объеме на сумму свыше 3,5 млрд рублей».

В качестве эксперта на заседании выступил один из налоговиков, которого Магнитский обвинял в причастности к хищению в 2007 году бюджетных средств, – Максим Третьяков, бывший подчиненный главной героини последнего ролика из серии «Каста Неприкасаемых», руководителя ИФНС №28 Ольги Степановой, одобрившей 24 декабря 2007 года незаконный возврат 5,4 млрд рублей из бюджета. Сама ИФНС №28 не имеет никакого отношения к «Камее» – компания никогда не состояла на учете в это инспекции.

Третьяков, работавший в должности начальника юридического отдела ИФНС, ранее был признан Сильченко «потерпевшим» и в 2009 году освобожден от уголовной ответственности. Теперь следователь воспользовался его «экспертными услугами», отмечают в Hermitage.

На показаниях Третьякова, данных им в феврале 2009 года, Сильченко в 2009-2010 гг. построил версию о невиновности Ольги Степановой в возврате налогов и признал ее потерпевшей. Теперь он повторно использовал показания налоговика.

Новости партнеров