Абрамович в суде признался в подписании документов задним числом

Тот, напомним, требует взыскать со своего бывшего делового партнера более $5,5 млрд в качестве компенсации за проданные ниже рыночной стоимости пакеты акций «Сибнефти» и «Русала». По версии Березовского, Абрамович в начале 2000-х годов вынудил его расстаться с активами под угрозой их экспроприации политическими противниками бизнесмена из Кремля. Ответчик же настаивает на том, что истец никогда не владел акциями нефтяной и алюминиевой компаний. Перечисленные Березовскому деньги в сумме более $2 млрд Абрамович называет платой за политическое покровительство, которое его деловой деятельности оказывал Березовский.

Вопросы ответчику в понедельник задавал адвокат истца Лоуренс Рабиновитц. На большинство реплик защитника Абрамович отвечал односложно: «да», «нет», «не согласен», отмечает Financial Times. Он давал показания на русском языке, в отличие от Березовского, изъяснявшегося по-английски.

Утверждения истца о том, что Абрамович вынудил его продать акции «Сибнефти» по заниженной цене ($1,3 млрд), владелец Chelsea отрицает. По его версии, эти деньги Березовский также получил за оказание политической протекции, а прав на долю в нефтяной компании у бизнесмена не было.

Рабиновитц в ходе допроса интересовался, в частности, противоречиями в списке руководства «Сибнефти». В документе было указано, что Абрамович окончил университет в 1987 году. Ответчик признался, что не помнит о таком факте, и выразил уверенность, что эта информация не относится к сути дела. Адвокат на это возразил, подчеркнув, что подобные допущения характеризуют личность Абрамовича.

Особое внимание представитель истца уделил персоне делового партнера ответчика, бывшего президента «Сибнефти» и участника рейтинга богатейших людей планеты по версии Forbes Евгения Швидлера. По словам Абрамовича, тот никогда не владел акциями нефтяной компании. В ответ на эту реплику Рабиновитц продемонстрировал суду документ, из которого следовало, что в 2000 году директора «Роснефти» не получили зарплаты, а сумма их вознаграждения составила $200 000. В этой связи адвокат поинтересовался у ответчика, откуда у его партнера взялись средства на покупку «шато во Франции и собственности в Англии». Абрамович эту информацию счел преувеличением журналистов и заявил, что не знает, считает ли себя богатым сам Швидлер. По его мнению, тот мог разбогатеть после того, как стал его деловым партнером. Припомнил ответчик и их первую совместную сделку: по его словам, она была связана с компанией «Фармстандарт».

Помимо Швидлера, Абрамович назвал членами своей команды бывших топ-менеджеров «Сибнефти» Андрея Городилова, Ирину Панченко и Евгения Таненбаума. Экс-главу администрации президента РФ Александра Волошина ответчик охарактеризовал как «друга».

Рабиновитц задал Абрамовичу и несколько вопросов о раннем периоде его бизнеса, до знакомства с Березовским. В частности, он попросил ответчика прокомментировать историю 1992 года, когда тот был задержан в рамках расследования дела о хищении дизтоплива с Ухтинского НПЗ. Абрамович подтвердил этот факт, однако заявил, что ситуация возникла из-за проблем в работе российской банковской системы в те годы — после того как платежи за топливо были проведены, расследование прекратилось, и до суда не дошло.

На вопрос, подделывали ли Абрамович или его представители какие-либо документы, он ответил отрицательно. При этом бизнесмен признал, что документы могли подписываться задним числом. «Такая практика существовала в России, и, конечно, мы это делали», — пояснил он.

Рабиновитц также поинтересовался у Абрамовича, кому принадлежала идея создания «Сибнефти» и какую роль в этом сыграл Березовский. Ответчик заявил, что именно ему первому пришла в голову мысль об объединении «Ноябрьскнефтегаза» и Омского НПЗ в вертикально интегрированный холдинг. Этот тезис Абрамовича, по мнению представителя Березовского, противоречит показаниям бывшего директора «Ноябрьскнефтегаза» Виктора Городилова — тот настаивал на собственном авторстве идеи о создании «Сибнефти». Абрамович же заявил, что формирование ВИНКа с Березовским ему предложил обсудить Петр Авен. При этом ответчик признал, что не получил бы в 1997 году контроля над «Сибнефтью» без помощи своего политического покровителя. Знаком с Березовским Абрамович был с 1994 года.

Еще один эпизод, не имеющий прямого отношения к делу, — встреча ответчика с британским юристом Стивеном Кертисом летом 1995 года. Рабиновитц процитировал некие пометки, сделанные ныне покойным адвокатом по итогам той встречи. В них фигурировали слова «Ангола», «ОАЭ», «танки», «комплектующие к МиГам». «Были ли вы вовлечены в торговлю оружием в 1995 году?» — спросил представитель Березовского. «Я никогда не был вовлечен в торговлю оружием. В России торговля оружием — прерогатива государства и только государства», — заверил Абрамович.

Он также рассказал суду, что к встрече с британским правосудием его готовил специальный консультант — Bond Solon. Специалисты порекомендовали Абрамовичу «дышать ровно, смотреть на судью».

[processed]

Новости партнеров