Абрамович о создании «Сибнефти», покупке «Коммерсанта» на его деньги и связях Березовского с криминалом

Роман Абрамович во вторник продолжил дачу показаний в Высоком суде Лондона в рамках рассмотрения иска Бориса Березовского. Ответчик продолжил отвечать на вопросы адвоката истца Лоуренса Рабиновитца.

Перед началом допроса судья Элизабет Глостер попросила представителя Березовского ограничиться лаконичными и четкими фразами, чтобы не затягивать процесс. В понедельник Абрамович неоднократно затруднялся при ответах на вопросы Рабиновитца из-за неточностей синхронного перевода. Показания ответчик, напомним, в отличие от своего оппонента дает на русском языке.

На первых минутах допроса речь пошла о том, что в своих показаниях Абрамович признался, как был поражен при встрече с Березовским в 1994 году тем экстравагантным и шикарным образом жизни, что тот ведет. Рабиновитц в этой связи выразил удивление тем, что ответчик, сообщавший в своих показаниях, что сам он не хотел бы жить подобным образом, впоследствии обзавелся многочисленными объектами элитной жилой недвижимости во Франции и Британии. Абрамович же лишь признал, что образ его жизни радикально изменился после покупки лондонского Chelsea. При этом он оговорился, что не вкладывал деньги в другие футбольные клубы, в том числе в московский ЦСКА.

Затем адвокат стал расспрашивать Абрамовича о нюансах его договоренностей с истцом, достигнутых при создании «Сибнефти» в 1995 году. По словам ответчика, условием сотрудничества с Березовским были денежные выплаты: только в первый год он потратил порядка $30 млн на финансирование ОРТ (сейчас Первый канал) и личные расходы Березовского, в том числе выплату долга Альфа-банку ($50 000-60 000) и компаньону Березовского во времена ЛогоВАЗа Михаилу Денисову.

Сам договор бизнесмены, согласно показаниям Абрамовича, заключили в феврале 1995 года, то есть еще до того, как документы о создании «Сибнефти» пошли на подпись президенту России Борису Ельцину. Ответчик подчеркнул, что понятием «крыша» он не хотел оскорбить Березовского, но их отношения в тот период «уместно» характеризовать именно этим словом. Так что второй день в суде принес неожиданную перемену в показаниях российского олигарха: в понедельник он утверждал, что «не пользовался «крышей», что бы ни означало это слово».

Абрамович отметил, что в полном смысле контроль над «Сибнефтью» он установил лишь после того, как приобрел 51% акций компании. Однако и до того Абрамович осуществлял управленческий контроль над этим активом. При этом он напомнил, что сама «Сибнефть» без принадлежавших ему трейдинговых структур не стала бы прибыльной, а также заметил, что после создания компания еще долгое время приносила убытки. По словам Абрамовича, они с Березовским на тот момент с трудом представляли реальные перспективы актива. Получить контроль в компании Абрамовичу удалось по результатам залоговых аукционов. При этом бизнесмен признал: без связей Березовского в Кремле существовал риск, что мажоритарный акционер в лице государства в определенный момент мог сменить руководство в «Сибнефти». Абрамович также согласился с тем, что рассчитывал на дефолт правительства с целью получения контроля в нефтяной компании. Он подтвердил, что вероятность невозвращения государством взятых под залог акций кредитов была выше 50%, однако уточнил, что на тот момент полной ясности участники аукционов не имели ввиду предстоящих президентских выборов 1996 года.

После разговора о нефтяной компании Рабиновитц поинтересовался у ответчика, о каких активах истца ему было известно к августу 1995 года. Когда речь зашла о «Коммерсанте» и телеканале ТВ6, Абрамович заявил, что это он за них заплатил, отмечает РАПСИ. О большинстве бизнес-интересов своего партнера ответчик знал. В этой связи адвокат Березовского выразил удивление, почему его клиент, имевший пакеты акций во всех компаниях, отказался от участия в бизнесе «Сибнефти».

Рабиновитц спросил также у Абрамовича, только ли на политическую «крышу» тот рассчитывал в своих взаимоотношениях с Березовским или же речь шла и о физической защите от криминала. Ответчик признал, что истец мог обеспечить ему покровительство в обоих смыслах, однако его интересовало исключительно лоббирование деловых интересов в Кремле. Он заверил суд, что всячески избегал контактов с преступными группировками, однако знал об их сильном влиянии в автомобильной отрасли, которой активно занимался Березовский (ЛогоВАЗ, созданный в 1989 году и первоначально занимавшийся продажей «Жигулей», был первой компанией Березовского). Абрамович признал, что на тот момент понимал, что его контакты с истцом и его окружением, в том числе покойным Бадри Патаркацишвили, отчасти гарантировали ему защиту от бандитов — «чтобы преступные группы ничего не имели против», но никаких денег за это партнеры от него не получали.

Адвокат в свою очередь предположил, что в своих показаниях ответчик пытается испортить в глазах суда репутацию своего процессуального оппонента, в частности намекая на связи того с чеченскими преступными группировками и террористическим подпольем. Абрамович в этой связи напомнил, что информация о вероятных контактах Березовского с выходцами из охваченной войной северокавказской республики, которые, в том числе, обеспечивали защиту его автобизнесу, не была ни для кого секретом. Самого истца он преступником выставлять не собирался, заверил ответчик. «Все, что связано с чеченскими сепаратистами и их финансированием, было общеизвестным фактом. Никто этого на тот момент не скрывал, даже министр внутренних дел», – подчеркнул он.

Рабиновитц заметил, что в 1995 году Березовский был знаком всего с пятью чеченцами, в том числе с Владиславом Сурковым, Асланбеком Аслахановым и Русланом Хасбулатовым. «Он гангстер?» — спросил Рабиновитц о Суркове. «Конечно, нет», — ответил Абрамович. Как выяснилось, никого из перечисленных он гангстером не считает.

Когда адвокат стал рассказывать о заслугах Березовского в освобождении заложников в Чечне, в том числе двух граждан Великобритании, ответчик обратил внимание на то, что истец в подобных случаях зачастую занимался «постановочными» акциями: непосредственно переговоры о вызволении людей из плена вел Патаркацишвили, после чего на место приезжал Березовский и присваивал себе лавры «освободителя». Сам же выкуп пленников финансировал Абрамович — он утверждает, что оплатил освобождение Березовским 536 заложников в Чечне в 1998 году.

При подготовке статьи использованы твит-репортажи РАПСИ и «Ведомостей»

[processed]

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться