Абрамович: слухи о Березовском как акционере «Сибнефти» помогали компании

Роман Абрамович в рамках дачи показаний в Верховном суде Лондона по иску Бориса Березовского рассказал об обстоятельствах покупки алюминиевых активов и признался, что информация СМИ о том, что истец владеет долей в «Сибнефти», не опровергалась им сознательно из соображений безопасности.

Адвокат Лоуренс Рабиновитц после ряда вопросов о политическом влиянии своего клиента во второй половине 1990-х годов поинтересовался у ответчика подробностями сделок по приобретению алюминиевых активов.

Абрамович согласился с тем, что к 1999 году значительную часть бизнеса в Красноярском крае контролировали Лев Черной и братья Рубены. По его словам, при этом противоречивыми оставались отношения Березовского с ныне покойным генералом Лебедем, на тот момент – красноярским губернатором. Иногда, пояснил ответчик, они имели хороший контакт, иногда – генерал ненавидел бизнесмена. При этом Березовский оказывал услуги Лебедю, когда тот выдвигался в губернаторы, цитирует Абрамовича РАПСИ.

По версии Рабиновитца, без помощи истца и местных властей ответчик не смог бы добиться успеха в сделках с «алюминиевыми королями». Абрамович на это заметил, что Лебедь в покупке им активов в Красноярском крае никакой роли не играл. При этом предприниматель напомнил, что на тот момент обстановка на многих заводах была напряженной из-за задержек по зарплате. Даже такой гигант отрасли, как КрАЗ, не являлся прибыльным предприятием, поэтому Абрамович поначалу «не горел желанием» обзаводиться активами.

Он признал, что повлиял на итоговое решение его деловой партнер Евгений Швидлер, без согласия которого не совершалось ни одной крупной сделки. Однако ключевую роль сыграл Бадри Патаркацишвили. По словам Абрамовича, многолетний партнер Березовского стал «краеугольным камнем» покупки алюминиевых активов. При этом и Патаркацишвили, и Швидлера ответчик назвал «сторонами по договору, но не приобретателями». При этом без первого Абрамович «туда бы не полез, тем более что там каждые три дня кого-то убивали».

Затем Рабиновитц представил документ, в котором указывается, что Патаркацишвили и Швидлер участвовали в сделке, при этом стоимость акций приобретаемых активов выросла до $575 млн вместо изначально оговоренных $550 млн. Абрамович пояснил, что разница в $25 млн отошла Льву Черному. Сама сделка финансировалась следующим образом: $100 млн предоставил МДМ-банк, остальные средства – нефтетрейдинговые компании и выплаты от слияния с активами Олега Дерипаски. Ответчик при этом не согласился с утверждением Рабиновитца о том, что активы достались ему, по сути, бесплатно, по схеме бридж-финансирования, хотя и признал, что сделка была «очень хорошей».

После этого адвокат Березовского попросил Абрамовича ознакомиться со статьей Financial Times, из которой следовало, что алюминиевые заводы приобретали акционеры «Сибнефти». Ответчик счел, что авторы материала опирались на слухи и вновь категорически опроверг факт участия в сделке Березовского. Рабиновитц, со своей стороны, заметил, что и Черной публично заявлял о покупателях как о группе акционеров «Сибнефти», а не об одном Абрамовиче. Бизнесмен после этого признал, что из соображений безопасности никогда не говорил о себе как о единственном владельце нефтяной компании. В сделках же использовались формулировки «менеджмент», «руководство». Слухи же о принадлежности доли в «Сибнефти» Березовскому помогали решать многие вопросы на российском рынке – тот словно выступал «волнорезом, снимавшим проблемы», отметил Абрамович, чем вызвал усмешку у присутствующего в заде суда истца. Имена в сделках сознательно не назывались, подчеркнул ответчик.

Он также прокомментировал заявление Березовского о том, что продавцу важно, в чьи руки переходит актив. По мнению Абрамовича, «металлургическая компания – это не котенок, которого отдают в хорошие руки», поэтому ему было бы все равно, кому она достанется.

В целом, по его словам, на рынке бытовало мнение, будто Березовский владел в 1990-х годах всем – АвтоВАЗом, ЛогоВАЗом, «Трансаэро», «Аэрофлотом», ОРТ и другими активами. В действительности же дела обстояли иным образом, заверил ответчик суд.

Абрамовича не заставила усомниться в своих словах даже записка английского солиситора Джеймса Лэнкшира, в которой приводились слова Патаркацишвили о том, что тот вместе с Березовским все же владеют акциями «Сибнефти». Ответчик предположил, что покойный бизнесмен мог чего-то недоговаривать даже в беседах со своими юристами. К тому же, по его мнению, трудно было бы объяснить адвокату в Британии смысл понятия «крыша».

[processed]

Новости партнеров