Чего добились писатели и читатели, прогулявшись по Москве

В прогулке по московским бульварам приняли участие от двух (по подсчетам МВД) до 10-15 (по мнению организаторов) тысяч человек

В воскресенье в Москве прошла массовая акция под названием «Контрольная прогулка», которую придумали писатели. Конкретную «специализацию» каждого из организаторов («поэт, не умеющий в рифму», «автор кулинарной прозы», «нумерологический прозаик» и т. д.) описал один из авторов идеи, Борис Акунин. Писатели, поэты и музыканты, а также их читатели решили пройти пешком по Бульварному кольцу Москвы от памятнику Пушкину на Пушкинской же площади до памятника Грибоедову на Чистых прудах. Акция не была согласованной и представляла собой просто прогулку, цель которой была в том, чтобы понять, можно ли еще без риска для своей свободы гулять по центру Москвы. Общий сбор был назначен на Пушкинской площади в 12:00.

Когда число людей на Пушкинской площади, по оценке организаторов, достигло двух тысяч, все двинулись в сторону Страстного бульвара. А до этого на площади вокруг Бориса Акунина, Виктора Шендеровича, Дмитрия Быкова, Эдуарда Успенского, Людмилы Улицкой, автора «Покровских ворот» Леонида Зорина, журналиста Сергея Пархоменко, карикатуриста Андрей Бильжо, музыканта Андрея Макаревича стали собираться группы людей — поговорить и получить автограф. На площади также были замечены правозащитница Ирина Ясина, актер Максим Виторган, помилованный Сергей Мохнаткин. Акунин, Быков и некоторые другие пошли в сторону Страстного бульвара примерно в полдень, позже двинулись Виктор Шендерович, поэт Лев Рубинштейн, Андрей Бильжо, певец Алексей Кортнев. Даже через час после начала прогулки люди продолжали подходить и присоединяться к шествию. На Сретенском бульваре к «гуляющим» примкнул актер Сергей Юрский.

МВД оценило общее количество участников прогулки в 2000. Организаторы называют разные цифры — от 10 000 (Сергей Пархоменко) до 20 000 (Дмитрий Гудков). О количестве собравшихся можно было приблизительно судить, взглянув в спину толпе от Петровских ворот: сплошной людской поток тянулся по всему Петровскому бульвару, выходил на Трубную площадь и поднимался вверх по Рождественскому бульвару. Длина его видимой части составляла не меньше 800 м, а ширина проезжей части и тротуара — не меньше 8 м. Плотность не очень густой движущейся толпы — примерно 1,5 человека на кв. м, то есть только в этой части шествия было почти 10 000 человек.

Существовали разные прогнозы относительно того, как будут реагировать власти и чем закончится акция. Председатель Мосгордумы Владимир Платонов предупреждал о возможных провокациях, «массовых беспорядках» и «неопределенных последствиях для участников». Сергей Пархоменко, выступая на «Эхе Москвы», говорил, что вариант, когда людям просто разрешат пройти по намеченному маршруту, наименее вероятный из всех возможных. Более вероятными он считал масштабные перекрытия улиц или провокации, ведущие к беспорядкам. А Борис Акунин написал на странице акции в Facebook: «Делая вид, что мирно беседуем о литературе (а на самом деле трясясь от страха), мы прогуляемся от одного Александра Сергеевича до другого».

К вечеру субботы число заявивших в Facebook о намерении прийти на «прогулку» перевалило за 2000, притом что, как правило, реальное число участников шествий в Москве оказывается в несколько раз больше «фейсбучной» цифры.

Полиции в воскресенье на маршруте прогулки было совсем немного, и она вела себя в отношении участников «контрольной прогулки» корректно и профессионально (профессионализм не в понимании Дмитрия Пескова, а в традиционном значении слова). На выходе с Пушкинской площади полицейский в громкоговоритель объявлял: «Уважаемые граждане, будьте осторожны, впереди ступеньки», и эта непривычная предупредительность вызвала шквал аплодисментов. Дальше по бульварам полиция оперативно перекрывала движение, когда требовалось. Возникали серьезные пробки, но гуляющие со своей стороны тоже старались не создавать проблем и не перегораживать проезжую часть, о чем просил прогуливающихся и писатель Борис Акунин, а также несколько добровольных организаторов. Почему-то в толпе распространилось мнение, что эти добровольные помощники на самом деле провокаторы, поскольку стараются таким образом затормозить колонну, но в основном пришедшие все-таки были уверены, что провокаций не будет, остановить массовое мирное шествие никто не сможет и даже не попытается. Многие, в частности, пришли с детьми.

К 13:00 колонна гуляющих растянулась от Рождественского бульвара по Петровскому и до Страстного бульвара. Участники «контрольной прогулки» не выкрикивали никаких лозунгов, в их руках не было транспарантов, плакатов и какой-то символики. Но отличить их от обычных прохожих было очень легко по белым ленточкам на куртках, сумках, в волосах и даже на дужках очков.

Большого количества стражей порядка не было замечено ни на Пушкинской площади, ни на Бульварном кольце, ни в районе Чистопрудного бульвара, где возле памятника Абаю Кунанбаеву по-прежнему работает лагерь оппозиции.

В субботу, накануне прогулки писателей и читателей, появились сообщения о том, что одновременно с их акцией и навстречу ей от Чистых прудов отправятся «антинатовские гуляния», направленные в том числе против «либералов, презирающих русское большинство». Но к вечеру субботы эти гуляния были отменены. На случай перекрытия маршрута организаторы писательской прогулки намечали альтернативные пути. Как говорит один из организаторов, окончательное решение не препятствовать шествию власти приняли уже в воскресенье, когда оценили масштабы акции: даже при перекрытии основного маршрута и разделения шествия на части оно бы все равно осталось массовым и просто распространилось бы по большей территории.

Во избежание эксцессов и провокаций активисты организации «Хрюши против» решили перенести с 12:00 на 16:00 воскресенья акцию по проверке магазинов на Бульварном кольце на предмет продажи просроченных продуктов. По мнению руководителя движения Евгении Сморчковой, стандартный рейд «Хрюш» благодаря огромному творческому потенциалу и недюжинной фантазии некоторых журналистов превратился в провокацию. «Кто ее собирался устраивать, нам неизвестно», — подчеркнула Сморчкова, но так или иначе в связи с шумихой в СМИ рейд по магазинам Бульварного кольца решено было перенести на 16:00, когда «контрольная прогулка» по улицам столицы будет уже окончена. «Хрюши» уже посетили «народные гуляния» на Чистых прудах по дороге в один из московских магазинов, который шли проверять, однако встретили, по словам Сморчковой, очень сильную агрессию и неприятие. Людей в костюмах свиней не только ругали и обзывали, но и отрывали от костюмов уши и хвосты.

Конечный пункт «контрольной прогулки» литераторов и их читателей сам собой переместился от памятника Грибоедову дальше по бульвару, к памятнику Абаю Кунанбаеву и лагерю оппозиции. В момент прибытия первых «прогуливающихся» в лагере, как всегда, было довольно многолюдно — несколько сотен оппозиционеров. Вокруг организаторов снова начали собираться большие группы людей. Свою задачу они определенно считали выполненной, о чем и заявляли: массовому и, несмотря на отсутствие лозунгов, явно протестному шествию, которое может легко тиражироваться (устроить прогулку может любая профессиональная или социальная группа), так и не попытались помешать.

Отдельные инциденты выглядели исключениями. Так, Шендерович призвал сотрудников полиции задержать человека, который тыкал ему в лицо мобильным телефоном и задавал «дурацкие вопросы» про то, знает ли он про Всемирный день матери. Но Шендерович ничего не добился. «У них сегодня нет установки задерживать», — объясняли в толпе. А на Чистых прудах съемочная группа с табличками «пресса», не сообщавшая, на какой канал она работает, долго интервьюировала пожилую женщину, возмущавшуюся тем, что она «вышла погулять, посмотреть на небо», а шествие ей мешает и «воняет». Возле памятника Кунанбаеву произошел еще один инцидент: кто-то из собравшихся стал метать в выступающих помидоры, однако его быстро вывели из толпы.

Организаторы продолжали выступать и раздавать автографы. Одним из самых частых вопросов был: «А что дальше?» Никто не смог пока что сказать, какие еще формы протеста возникнут. Борис Акунин ответил так: «Не знаю. Но что-нибудь обязательно придумаем».

В 3-4 часа дня участники шествия стали расходиться. Но на Чистых прудах по-прежнему было многолюдно: лагерь мирной оппозиции продолжал работу: большинство прогуливались и разговаривали — не только о политике, кто-то изучал расписание лекций, несколько людей убирали территорию, а двое просто играли в бадминтон.

Новости партнеров