О чем не пишут в России: политический кризис в Лихтенштейне

Обзор прессы всего мира: князь Лихтенштейна угрожает покинуть королевство, если его лишат права абсолютного вето, а президент Руанды использует воспоминания о геноциде для подавления политической оппозиции

Европа

С экономической точки зрения Лихтенштейн продолжает оставаться тихой гаванью Европы: цунами финансовых проблем региона практически не коснулось карликового государства, а население королевства продолжает наслаждаться одним из самых высоких уровней жизни в мире. Однако в стране зреет политический кризис. Как пишет журнал The Foreign Policy, правящая династия Лихтенштейна во главе с князем Хансом-Адамом II угрожает покинуть своих поданных, если последние в понедельник, 1 июля, на всенародном референдуме лишат монархов права абсолютного вето. Конфликт разгорелся в ноябре прошлого года, когда Ханс-Адам II, миллиардер и католик, пообещал наложить вето на парламентский закон, разрешающий аборты. После этого ряд граждан крошечного княжества выступили с инициативой отобрать у королевской семьи право ставить крест на любой законодательной инициативе и отменять любое судебное решение. В ответ князь заявил, что готов покинуть престол в случае негативного для его семьи результата референдума. Политические оппоненты Ханса-Адама уверяют, что монарх лишь блефует: он не захочет отказываться от положенных ему по статусу налоговых льгот.

Очень многие полагают, что у Европы есть неплохие шансы преодолеть финансовый кризис. Одновременно никто не верит, что выход будет найден благодаря политике экстремальной экономии, пропагандируемой Германией. Вместо этого все черпают оптимизм из предположения, что страх перед перспективой краха евро будет настолько велик, что в решающий момент лидеры объединенной Европы пойдут на любые шаги для предотвращения катастрофы. Думать так — огромное заблуждение, пишет в своей колонке для The New York Times лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Крюгман. В 1910 году британский политик и журналист Норман Энджелл опубликовал свою знаменитую книгу «Великая иллюзия», где, в частности, высказал мысль, что тесные экономические связи между европейскими странами фактически исключают возможность масштабных военных конфликтов. Через четыре года, как известно, началась Первая мировая война. Опасения возможных масштабов катастрофы не гарантируют, что она не произойдет, пишет Крюгман. Сможет ли Европа избежать ошибок прошлого? Современные политики не являются злодеями или идиотами, однако ими не являлись и политики начала прошлого века.

Африка

В середине 1990-х годов Поль Кагаме во главе повстанцев сыграл решающую роль в прекращении геноцида народности тутси в Руанде, жертвами которого стали около 1 млн человек. В 2000 году Кагаме был избран президентом республики. Его принято считать демократическим визионером. Под его правлением Руанда начала активно привлекать иностранные инвестиции. В стране улучшаются медицина и образование. Однако последние события в Руанде заставляют усомниться в позитивном образе Кагаме, пишет в The New York Times профессор политологии Бостонского Университета Тимоти Лонгман. На прошлой неделе эксперты ООН опубликовали доклад, где называют военных Руанды виновными в финансировании повстанцев в соседней Демократической Республике Конго. Кроме того, многие руандийские оппозиционные политики бесследно исчезают или погибают при загадочных обстоятельствах, а журналисты оказываются на скамье подсудимых. В Руанде действует лишь частичная свобода слова: Кагаме превратил в табу высказывания о сложной этнической ситуации в стране. Любые, даже самые безобидные мысли на этот счет считаются «пропагандирующими геноцид» и жестоко караются законом. Эти меры имеют обратный эффект: этническая напряженность растет. Среди народности хуту, к которой принадлежит большинство населения страны (именно хуту устроили геноцид против тутси), растет недовольство тутси, которые захватили большинство правительственных должностей. Более того, по мнению хуту, исключительно тутси являются бенефициарами роста благосостояния в Руанде.

Новости партнеров