О чем не пишут в России: зачем сомалийским пиратам вежливость?

Обзор мировых СМИ. Сомалийские пираты шлют вежливые письма владельцам захваченных кораблей, а один из самых богатых людей планеты миллиардер Шелдон Адельсон подозревается в подкупе китайских чиновников.

Азия

Японское правительство и оппозиция наконец-то пришли к консенсусу о повышении потребительского налога. Однако существует опасение, что на этом экономические реформы, необходимые для сокращения дефицита бюджета и размера государственного долга страны, прекратятся. Об этом пишет в своей колонке в рамках Project Syndicate бывшая министр обороны Японии Юрико Коикэ. Долг Японии составляет почти $9 трлн — это лишь немногим меньше долга всех стран Евросоюза, где проживает в три раза больше людей. И хотя основную часть этих денег (93%) Япония должна собственным гражданам и собственному бизнесу, а не иностранным государствам, ситуация все равно критическая. Поэтому ни в коем случае не стоит полагать, что повышение потребительского налога достаточная мера. Японская экономика должна вернуться на рельсы стремительного роста. Для этого необходимо проведение комплексных реформ. К счастью, полагает Коикэ, у Японии есть для этого все необходимые ресурсы. Это нация неоднократно демонстрировала фантастическую способность объединятся перед лицом трудностей.

Разгорается коррупционный скандал вокруг владельца сети казино Las Vegas Sands миллиардера Шелдона Адельсона, который с состоянием в $24,9 млрд занимает 14-е место в списке богатейших людей планеты по версии Forbes. Власти штата Невада подозревают его в подкупе китайских чиновников. Согласно масштабному расследованию газеты The New York Times, в 2007 году Адельсон нанял китайского бизнесмена Янга Сайксина, чтобы он выполнял роль представителя магната в Китае. Янг занимался лоббированием интересов Адельсона в Макао, автономной территории в составе КНР, где разрешены азартные игры. По мнению следователей, именно Янг от лица Адельсона передавал взятки местным представителям власти.

Олимпиада

Спортивный блог Sports on Earth рассказывает немного печальную историю австралийского спринтера Питера Нормана, который на Олимпиаде 1968 года в Мехико решил поддержать протест темнокожих американских бегунов Томми Смита и Джона Карлоса против расизма. Забег на 200 м завершился уверенной победой Смита, Норман финишировал вторым, а Карлос — третьим. После этого Смит и Карлос подошли к Норману, который не был темнокожим, и сообщили ему о своем намерении провести во время церемонии награждения акцию против расовой сегрегации в США и других странах мира. Норман сказал: «Я поддержу вас». Кадр, на котором стоящие на подиуме Смит и Карлос вскидывают вверх руки в черных перчатках, а у Нормана к груди прикреплен антирасистский значок, стал культовым для Олимпийского движения.

Однако самое интересное начало происходить дальше. На родине поступок Нормана был встречен в штыки — как политиками, так и местной прессой. Он был дисквалифицирован на два года. Затем его не взяли на Олимпиаду 1972 года, хотя Норман оставался с большой форой сильнейшим австралийским спринтером (показанное им на Олимпиаде в Мехико время до сих пор является национальным австралийским рекордом на дистанции 200 м). И если Смит и Карлос, которые также были подвергнуты обструкции в США, со временем превратились в национальных героев, то с Норманом этого не произошло. Например, Олимпийский комитет Австралии не стал привлекать Нормана к участию в организации Олимпийских игр в Сиднее в 2000 году. В 2006 году Норман умер. Смит и Карлос несли его гроб.

Пираты

Сомалийские пираты начали посылать владельцам похищенных ими кораблей официальные письма, где в немного неуместной для ситуации чрезвычайно вежливой манере описывают свои требования. Письма составлены на плохом английском, скрепляются подписью пиратского капитана и печатью с «Веселым Роджером». С копией письма можно ознакомиться на сайте журнала The Atlantic. Начинается послание со слов «Поздравляем компанию/владельца». Бизнес сомалийских пиратов переживает не самые лучшие времена. С начала года им удалось захватить всего 69 кораблей — это на 32% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В результате ценность каждого взятого на абордаж судна для пиратов существенно возросла: они пытаются выручить максимум за каждый корабль. Именно поэтому, полагает The Atlantic, пираты стараются формализовать процесс выкупа.

Новости партнеров