Андрей Костин: «Зачем мы здесь так паримся, работаем столько, если через 30 млрд лет превратимся в микрочастицу?» | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Андрей Костин: «Зачем мы здесь так паримся, работаем столько, если через 30 млрд лет превратимся в микрочастицу?»

читайте также
«Не имей сто рублей, а имей сто друзей»: четыре отзыва иностранцев об инвестиционном климате в России +14 просмотров за суткиТрудовые будни: чем занимались олигархи на Питерском форуме Когда будет пик спроса на углеводороды? Дискуссия на ПМЭФ-2017 +1 просмотров за сутки«Инвестиции растут быстрее ВВП»: Путин рассказал об экономике и «вине» Трампа за июньский снег +3 просмотров за сутки«Усманова попросили»: как участники ПМЭФ реагируют на дуэль миллиардера с Навальным «В начале второго утра отпустил». Шувалов рассказал о «заболевании» Путина цифровой экономикой Антон Cилуанов: «Мы не будем увеличивать налоговое бремя» Выступление Владимира Путина на пленарном заседании ПМЭФ-2017. Прямая трансляция +4 просмотров за суткиСечин против Tesla: о победе углеводородов над электромобилями и ценах на нефть +4 просмотров за суткиЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» +4 просмотров за сутки«Ничего не работает, и мы не можем понять почему»: Греф обсудил с чиновниками реформы в России +1 просмотров за суткиЧто будет с налогами в России? Прямая трансляция с ПМЭФ'17 «Период низких нефтяных цен пришел надолго», — Игорь Сечин на ПМЭФ'17. Прямая трансляция ПМЭФ-2017. Онлайн-трансляция с Петербургского международного экономического форума. 2 июня +3 просмотров за суткиБогатейшие люди России на Питерском форуме +1 просмотров за суткиДавид Якобашвили: «Сегодня можно решить проблему загрязнения крупных городов в два счета» «Пусть попробуют»: Миллер о возможности отбора Украиной газа в рамках тяжбы по условиям транзита Помощник президента сравнил торговлю big data c продажей земли за стеклянные бусы +1 просмотров за суткиКак должен выглядеть город будущего? Мозговой штурм на ПМЭФ-2017 Как инновации меняют наше сознание? Герман Греф провел сессию с учеными на ПМЭФ'17. Видео Миллиардер Борис Минц о московской реновации: «Надо сносить некачественное жилье и строить новое»

Андрей Костин: «Зачем мы здесь так паримся, работаем столько, если через 30 млрд лет превратимся в микрочастицу?»

Фото Александра Корякова / Коммерсантъ
Сегодня в рамках ПМЭФ прошла сессия ВТБ "Реглобализация: отход от универсальных правил". Forbes публикует расшифровку выступления президента банка Андрея Костина

«Тему "Реглобализация: отход от универсальных правил" предложил я, потому что это одна из двух тем, которые меня в последнее время очень волнуют, мучат, я бы даже сказал, и не дают покоя. Как человек, который в последние 20 лет очень активно посещал международные форумы, я всегда был настроен на то, что в мир идет универсальная глобализация и когда-нибудь мы придем к какому-нибудь единому правительству и точно к какому-нибудь единому регулированию. Европа вся становится интегрированной, есть и другие интеграционные структуры — я сам долгое время принимаю участие в работе АТЭС. Но на нынешнем этапе, мне кажется, происходят очень важные процессы, которые, на мой взгляд, означают, что глобализация из универсального механизма переходит в совершенно другой разряд.

Вторая тема, которая меня очень волнует, — теория большого взрыва. Я прочитал в одной научной книжке, что, оказывается, через 15 млрд лет наша вселенная может перестать расширяться и еще через 15 млрд лет превратится в микрочастицу размером 1-21 см. Зачем мы тогда здесь так "паримся", работаем столько, если через 30 млрд лет мы превратимся в микрочастицу? Но есть другая группа ученых, которая говорит, что через 15 млрд лет мы будем расширяться в бесконечность. И тогда понятно, зачем мы все это тут делаем, и будущее, и все наши усилия будут не напрасными, не пропадут. И наши потомки будут здесь собираться и обсуждать какие-то вопросы. 

Поэтому я близок ко второй группе ученых, которые дают нам веру в будущее. 

Так вот, сейчас идут очень негативные процессы. ВТО сегодня не продвигается. А с другой стороны появляются другие интеграционные объединения, например, то, которое называется трансатлантическим и которое, на мой взгляд, представляет собой попытки одного государства — самого влиятельного — получить если не контроль, то по крайней мере лидирующую роль в этих процессах. И как сказал господин Обама (может, он, конечно, оговорился), США должны писать новые правила мировой работы. Если добавить к этому активную санкционную политику в сфере финансов, то это тоже подрывает основы универсальной системы, финансовой архитектуры, которая выстраивалась последние десятилетия, начиная, в общем-то, с периода после Второй мировой войны. 

Что заставили нас сейчас сделать? После того, как мы (не понимаем, правда, почему и как) — были наказаны в виде санкций, мы начали думать об альтернативных способах решения тех или иных финансовых проблем. Мы фактически создали систему внутренних расчетов, своего рода «внутренний SWIFT», свою расчетную кредитную карту — систему «Мир». Мы активно продвигаем расчеты в других валютах, чтобы уйти от доллара. И это все потому, что мы убедились, что существующая так называемая универсальная система, оказывается, подвержена огромным геополитическим рискам, когда по воле одного государства вся эта система может перестать функционировать.

Наши французские коллеги (банк) заплатили €9 млрд за то, что провели какие-то операции, которые, по мнению Соединенных Штатов, были несправедливыми по отношению к Кубе, Ирану. Мы считаем, что это путь, который серьезно подрывает основы глобальной финансовой системы и, к сожалению, на мой взгляд, мы уже не можем рассматривать наше будущее (не знаю, как через 30 млрд лет) как некую универсальную глобальную систему, потому что мы уже напуганы, мы уже понимаем, что риски у нас большие, мы будем стремиться создавать альтернативные системы, не доверять той системе, которая сегодня сложилась. Глобальные системы распадаются, мы приходим к следующему уровню интеграции. 

Россия абсолютно адекватно оценивает нынешний мир. Мы не можем развиваться без тесного экономического сотрудничества. Если вы поедете на любое российское предприятие, вы увидите, что оборудование импортировано из Германии, Италии — откуда угодно. Россия никогда не хотела выключить себя из этого процесса. Безусловно, мы настроены на тесное сотрудничество, мы этого хотим. Но я говорю о том, что в отношении нас применяются какие-то вещи, которые заставляют нас искать запасной вариант. Может быть, после выборов в США, может быть, начиная со следующего года, по крайней мере, европейцы пересмотрят свою позицию, и нашим отношениям не будут мешать геополитические факторы».

Читайте прямую трансляцию второго дня ПМЭФ.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться