Лифт или не лифт? Кое-что об олимпиаде «Кандидат в университет»

Виктор Ерофеев Forbes Contributor
Фото Getty Images
Нужно ли нам социальное предпринимательство олимпийского толка, которое самостоятельно, без участия государства, стремится поучаствовать в будущем? Или же отойдем в сторону с недоверчивым видом?

Каждое явление нашей жизни мы подвергаем сомнению. Вот такие мы бдительные, подозрительные, недоверчивые разоблачители. Разоблачили и пошли жить дальше — на диване. Можно разоблачать качество пива, засол огурцов, Америку, жену, правительство, демократию, мы все знаем и все понимаем — мы многоопытные разоблачители. Разоблачать жуликов, воров, негодяев – дело важное. Но мы забираем шире — разоблачаем всех, нам не нравится всё и даже больше. У нас энергия разоблачительства фонтаном бьет через край.

Все говорят о том, что у нас не работают социальные лифты. Никто наверх не может пробиться, за редким исключением. Складываются касты. Всё это, конечно, разрушительно и для настоящего, и для будущего.

Лифты не работают — это плохо. Но если кто-то самостоятельно хочет запустить даже скромный лифт, его тотчас одергивают и начинают разоблачать.

Я столкнулся с этим явлением, когда мне рассказали, как обстоят дела с частной общероссийской олимпиадой «Кандидат в университет» . Организаторов этого дела заподозрили в сомнительных намерениях. Об этом как-то высказался «Коммерсант». Организаторы обратились ко мне, претендуя на свою невиновность.

— А в чем дело? — спросил я.

Выяснилось, что Олимпиада преследует вполне отчетливую цель. Положим, я — выпускник школы из бедной семьи. Живу далеко от Москвы. Я не дурак, учусь, читаю, мечтаю поступить в престижный ВУЗ. У меня с ЕГЭ все в порядке. Но ежегодное обучение в ВУЗе стоит больше полмиллиона рублей, а бюджетные места уже заняты. Значит, социальный лифт мне не светит.

Тут приходит новость. Существует Олимпиада, которая готова проверить твои знания, и, если они действительно хороши, предложить тебе поучаствовать в состязании на право обучаться бесплатно в университете твой мечты.

Ты говоришь: «А сколько это стоит?»

Тебе говорят: «Бесплатно».

Как бесплатно? Бесплатно, как говорил Шаляпин, только птички поют.

Но Олимпиада «Кандидат в университет» построена реально на бесплатном принципе. Она дает возможность учиться в МГИМО, это серьезный ВУЗ.

Я выступил там совсем недавно на их семинаре Let’s talk. Тебя приглашают, чтобы ты на английском языке в течение 15 минут рассказал, что такое «успех». Сейчас пошла мода на разговоры об успехе. Отчасти это как раз разговоры о социальных лифтах. Передо мной сидели студенты самой различной конфигурации. Их было около двухсот. Кто-то был в бабочке, какие-то девушки — со стильно раскрашенными волосами. В общем, они ничем не отличались от студентов Сорбонны или Кембриджа. Я рассказал им, что однажды в Амстердаме, когда мы готовились к постановке оперы «Жизнь с идиотом» (Музыка Шнитке, мое либретто), я спросил у Ростроповича (дирижера нашей оперы), что такое успех.

— Успех, — ответил Ростропович, — это двугорбый верблюд…

Тут я запнулся. Я не помнил или не знал, как по-английски «горб». Молодой человек как раз именно в бабочке мне крикнул из аудитории: hump!

Знатоки! Спасибо!

Ну, я продолжал:

— Много талантливых людей влезет на первый горб, говорил Ростропович, но потом обязательно съедешь с него. Это правило. Но если ты залезешь на второй горб – это навсегда.

Аудитория ответила радостным пониманием. Вот молодцы, подумал я, а ведь как повернется их жизнь? Какими дипломатами они станут? Чью власть воспоют? Ведь есть еще один горб, еще какой горб! — это наша страна, и ее успех определит во многом успех этих классных ребят.

Но чтобы обеспечить стране успех, нужны как раз такие ребята, которые с детских лет знают, как по-английски «горб». И эта Олимпиада, которая меня заинтересовала как социальный лифт, она как раз и даст дополнительную возможность сохранить талантливых ребят, не дать им разбежаться по всему свету. «Олимпиада создает условия для сохранения человеческого капитала в России и сдерживает проблему «утечки мозгов», — подчеркивают ее устроители. По-моему, благая цель. Ведь кому-то в новом поколении придется всерьез заняться очередной порой реформ и ускорений.

В прошлом году четыре победителя получили возможность учиться в МГИМО бесплатно.

Нет, все-таки им пришлось заплатить за участие в Олимпиаде сто десять рублей. Организаторы говорят, что эти деньги идут на оформление анкет и прочие канцелярские нужды.

В прошлом году в Олимпиаде участвовало двести с лишним тысяч учеников. В основном учащиеся 10-11 классов. Кто не попал в четверку победителей, но отличился знаниями, те получили возможность бесплатно поехать в лингвистический лагерь в Сочи, стать олимпийским резервом МГИМО. Кроме того, школьные учителя, принявшие активное участие в подготовке Олимпиады, тоже были отмечены.

Количество победителей, говорят организаторы (олимпиаду уже второй год возглавляет активистка социальных программ Гюнай Абилова, родом из Волгодонска), в дальнейшем будет расти.

Так что же это — лифт или не лифт? Нужно ли нам социальное предпринимательство олимпийского толка, которое самостоятельно, без участия государства, стремится поучаствовать в будущем, или же отойдем в сторону с недоверчивым видом?

Решайте сами.

Новости партнеров