Почему единая армия Евросоюза остается утопией

Фото Getty Images
Президент России Владимир Путин поддержал создание общеевропейской армии — проекта, не сильно продвинувшегося со времен Уинстона Черчилля

Президент России Владимир Путин поддержал идею французского коллеги Эммануэля Макрона о создании общеевропейской армии. Это поможет установлению многополярного мира, отметил российский лидер в интервью телеканалу RT France. Европе требуется объединенная армия, чтобы защищаться от России и Китая и меньше зависеть от США, которые становятся опасным союзником, — об этом президент Франции Эммануэль Макрон заявил в интервью радиостанции Europe1.

Небо темнеет

«Европейцы не смогут защитить себя, если не решатся на создание настоящей общеевропейской армии. Мы видим, что Россия может представлять опасность. Мы должны быть в состоянии защитить себя от Китая и даже Соединенных штатов», — заявил Макрон, сославшись на решение США выйти из договора о ликвидации ракет малой и средней дальности (ДРСМД). «Кто главная жертва такого решения? Европа и ее безопасность», — подчеркнул президент Франции.

О намерении США в одностороннем порядке выйти из ДРСМД в конце октября заявил президент США Дональд Трамп. Участники договора взаимно обвиняют друг друга в его нарушении. Соединенные Штаты указывают на крылатую ракету «Новатор 9М729» комплекса «Искандер»; согласно данным разведки, ее дальность составляет 5500 км, в то время как разрешенная по договору — не более 500 км. Россия предъявляет претензии к универсальным пусковым установкам системы противоракетной обороны (ПРО) в Румынии и Польше, которые могут быть использованы для запуска крылатых ракет морского базирования Tomahawk с дальностью стрельбы в 2500 км.

Сесть за стол переговоров по ДРСМД мешают глобальные противоречия: Россия расценивает как посягательство на собственную безопасность строительство ПРО в Европе, считая противоракеты частью стратегического потенциала США. В 2016 году президент России Владимир Путин заявил о необходимости «купировать угрозу». «Новатор», по-видимому, как раз является инструментом купирования, и так просто Россия от него не откажется. Однако США не только не идут на уступки в вопросах противоракетной обороны, но и требуют, чтобы к новому ДРСМД присоединился Китай. Шанс заключить такую сделку ничтожен.

Раздраженная реакция Эммануэля Макрона на предполагаемый выход США из ДРСМД понятна: со времен президентства Шарля де Голля Франция претендует на особое место в НАТО, подчеркивая нежелание быть втянутой в «чужую войну» вопреки национальным интересам. В 2016 году Париж даже заблокировал передачу НАТО контроля над системой ПРО, требуя гарантий, что решения о перехвате будет принимать именно альянс, а не Соединенные Штаты единолично. Как пояснил источник The Wall Street Journal в французском правительстве, проблема в том, что если чья-то баллистическая ракета будет сбита, ответственность за этот шаг будет нести альянс целиком.

Денонсация договора многократно увеличивает риск вовлечения Франции в возможный конфликт. Россия под предлогом «купирования» ПРО на законных основаниях сможет развернуть производство ракет, заодно взяв в прицел многие другие военные объекты в Европе. Кроме того, Россия откажется от доктрины ответного ядерного удара в пользу упреждающего, если США снова разместят в Европе собственные ракеты средней-малой дальности. Об этом заявил бывший начальник главного штаба Ракетных войск стратегического назначения генерал-полковник Виктор Есин. По его словам, существующая система управления ядерными силами «Периметр» окажется неэффективной в случае, если страна подвергнется атаке ракетами с малым подлетным временем. Только неожиданный удар по объектам в Европе позволит сохранить ядерный потенциал и тем самым уберечься от массированного пуска американских баллистических ракет, если ситуация вдруг выйдет из-под контроля.

Вновь начавшись, холодная война не продлится вечно: США рассчитывают, что уже к концу следующего десятилетия военный потенциал России начнет снижаться из-за экономических и демографических проблем. Но в ближайшие годы военная угроза на континенте может существенно возрасти, и европейские лидеры разочарованы тем, что для главного союзника их безопасность стала разменной монетой. Прибывшему в Париж советнику президента США по нацбезопасности Джону Болтону пришлось выслушать упреки в проведении изоляционистской политики. Соединенные Штаты не сосредотачивают свое внимание только лишь на Европе, парировал Болтон.

Защити себя сам

Проекту панъевропейских вооруженных сил более полувека — о нем говорил еще премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, но осязаемые черты он начал принимать только в последние годы: в 2017 году было подписано соглашение о Постоянном структурированном сотрудничестве в сфере обороны (PESCO). От участия отказались только Великобритания, Дания и Мальта. Это еще не единая армия, но шаг на пути к ней: основание PESCO дало почву для бесчисленных рассуждений об усталости европейцев от НАТО и даже скором закате Североатлантического альянса.

Неудивительно, что локомотивом идеи общеевропейских сил выступает Франция, обладающая самой мощной армией Старого Света, согласно исследованию Business Insider. Кроме того, после брексита Франция останется единственной страной ЕС, обладающей собственным ядерным арсеналом. «Оборонительный Шенген» — излюбленная тема военных аналитиков, подсчитывающих количество танков и самолетов по сравнению с Россией. Однако цифры сами по себе мало что значат, полагает The National Interest.

Проблема гипотетической европейской армии — разрозненная оборонная промышленность, продолжает американское издание. По сравнению с Россией Европа обладает колоссальными производственными мощностями, однако отсутствие унификации приводит к тому, что страны выпускают множество видов одного и того же — скажем, Германия, Франция и Италия производят собственные модели танков. Рационализация ВПК — вопрос, о котором «евробюрократы» не могут договориться десятилетиями, отмечает The National Interest.

Создание единой армии —чрезвычайно затратный процесс, а европейцы неохотно раскошеливаются на оборону. Вокруг PESCO много шумихи и громких заявлений, но на практике оно не повышает оборонные возможности Евросоюза, так как не предусматривает увеличения расходов на содержание национальных армий. Только 5 из 29 стран-участниц НАТО выполняют обязательство тратить на оборону 2% ВВП, причем помимо США и Великобритании это Греция, Эстония, Польша — явно не те страны, на которых могла бы зиждиться мощь панъевропейских вооруженных сил.

Единая армия ЕС — дело очень отдаленного будущего или вовсе утопия, но в качестве рычага влияния на США она подходит уже сейчас. PESCO досаждает США тем, что создает конкуренцию НАТО в борьбе за и без того скудные ресурсы, выделяемые европейцами на оборону, считает The National Interest. Каждый евро, потраченный на PESCO, мог бы расширить возможности Североатлантического альянса, являющегося действительной, а не бумажной силой.

Кроме того, сам факт существования такого соглашения противоречит европейской доктрине США, сформулированной бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт: никаких параллельных структур в Европе, дублирующих НАТО. Если Эммануэлю Макрону удастся нарастить усилия по интеграции оборонных возможностей ЕС, Соединенным Штатам придется внимательнее прислушиваться к европейским партнерам по альянсу.

Новости партнеров