Игорь Бутман: «У каждой нации есть свое понимание импровизации»

Фото Антона Ваганова / ТАСС
Знаменитый саксофонист о музыке, способной на чудеса, и о музыкантах, которые в России сейчас играют очень эмоционально и горячо в отличие от США, где предпочитают делать «холодный» джаз

Знаменитый американский трубач, художественный руководитель джазового Линкольн-центра Уинтон Марсалис как-то сказал, что музыка ничего не может поменять. Российский джазмен Игорь Бутман с этим и согласен, и не согласен. «Музыка может помочь начать диалог», — уверен он.

Искусство вообще дает людям возможность и повод говорить о прекрасном. Музыка — самый абстрактный из всех его видов, на нее нельзя посмотреть, нельзя пощупать, можем только услышать чарующие звуки. «Но музыка заставляет нас задуматься и поверить во что-то более высокое, чем просто в решение каких-то насущных проблем», — говорит музыкант. Он убежден, что музыка в состоянии творить чудеса, она может объединять людей и вести их в бой. Поэтому нередко и говорят: «Умирать — так с музыкой!».

Музыкант не сомневается, что в каждой стране, в каждом государстве есть своя музыка. Но есть музыка, которая преодолела эти фольклорные и национальные особенности. Сначала это была классическая музыка, сейчас — джаз. «У каждой нации есть свой джаз, свое понимание импровизации, свое понимание передачи тех эмоций, которые присутствуют», — говорит Бутман. Российские музыканты, по его словам, любят сейчас играть очень горячо, потому что у них есть какая-то своя эмоциональность. Наоборот, американцы сегодня стараются в пику «горячему» джазу делать так называемый «холодный» джаз. То есть они тоже меняются и тоже ищут свое. «Мы все ищем средства выражения», — подчеркивает саксофонист.

Новости партнеров