Омбудсмен Москалькова назвала декриминализацию побоев в семье ошибкой

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Уполномоченный по правам человека России призвала принять закон о противодействии семейному насилию

Закон о декриминализации насилия в семье, который в начале прошлого года был принят Госдумой и подписан президентом Владимиром Путиным, был ошибкой. Об этом заявила в понедельник, 3 декабря, уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

«Я считаю, что декриминализация — ошибка, что нужно принимать закон о противодействии насилию в семье», — сказала она в своем выступлении на открытом уроке «Права человека» (цитата по РИА Новости ).

Авторами законопроекта о декриминализации домашних побоев были депутаты Госдумы от «Единой России» Ольга Баталина и Ольга Окунева, а также члены Совета Федерации Галина Карелова и Зинаида Драгункина. Идею активно поддержала сенатор Елена Мизулина.

Депутаты объясняли необходимость законопроекта тем, что вступившие в июле 2016 года в силу поправки в статью 116 Уголовного кодекса России перевели все нетяжкие­ побои из уголовных преступлений в разряд ­административных правонарушений (уголовная ответственность наступала только в случае рецидива побоев). При этом, по инициативе депутата Павла Крашенинникова («Единая Россия»), поправки не затрагивали побоев, нанесенных друг другу членами семьи, даже если это было сделано в первый раз. УК РФ все еще предусматривал за такие побои реальные тюремные сроки.

Поэтому депутаты в ноябре 2016 года внесли в Госдуму законопроект, призванный исправить данную ситуацию. Поправки исключали «близких лиц», в том числе супругов, родителей, детей и усыновителей из статьи «Побои». И предусматривали наказание за нанесение побоев «близкими людьми» в виде штрафа от 5000 до 30 000 рублей, ареста на 10 — 15 суток или исправительных работ на срок от 60 до 120 часов. Из разряда уголовных преступлений побои в семье были переведены в разряд административных правонарушений.

В январе 2017 года Госдума приняла закон о декриминализации семейного насилия. В феврале 2017 года его подписал президент Путин. В Кремле в период рассмотрения законопроекта заявляли, что семейные конфликты нельзя отождествлять с насилием. «Нужно четко дифференцировать семейные отношения и рецидивные случаи», — говорил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Тем не менее уже в декабре 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев заявил на заседании правительственной комиссии по профилактике правонарушений, что декриминализация семейного насилия привела к ряду проблем. Он рассказал, что с февраля, когда закон вступил в силу, на конец сентября 2017 года было зарегистрировано более 164 000 фактов нанесения побоев. В качестве преступлений расследовалось не более 7000 подобных случаев. И в 70% случаев суды предпочитали назначать наказание не в виде ареста, а в виде штрафа.«Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — пояснил тогда глава МВД.

Правозащитники оценили новый закон «исключительно негативно». Об этом говорилось в докладе международной неправительственной организации Human Rights Watch, озаглавленном «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит»: Проблема домашнего насилия в России и реакция государства», опубликованном на сайте HRW в октябре 2018 года. В нем отмечается, что закон, переведший побои, совершенные впервые, из разряда уголовных преступлений в разряд административных правонарушений, «усилил ощущение безнаказанности для агрессора» и «добавил проблем процессуального характера».

HRW сообщили, что как минимум каждая пятая женщина в тот или иной момент жизни сталкивалась с физическим насилием со стороны супруга или партнера. Вероятность столкнуться с насилием со стороны близких лиц для российских женщин в три раза выше, чем со стороны посторонних. По оценкам экспертов, до 70% женщин, страдающих от домашнего насилия, не обращаются за помощью, и лишь в 3% таких случаев дело доходит до суда.

Авторы доклада отметили три основных негативных фактора закона о декриминализации побоев. Во-первых лица, нанесшие побои, стали ощущать свою безнаказанность, не опасаясь уголовной ответственности. «Уменьшение санкций» для агрессора означает нередко то, что он, в случае привлечения к административной ответственности, выплачивает штраф из денег, которые женщина же и заработала. Возникшие «проблемы процессуального характера» значительно затрудняют для женщин-жертв насилия доведение дела до суда. Среди основных факторов, препятствующих подаче заявления о домашнем насилии, правозащитники назвали в том числе боязнь мести со стороны агрессора, финансовая зависимость от него и страх потерять детей, недоверие к полиции и нежелание компетентных органов вмешиваться в «семейные дела».

Правозащитники HRW подчеркивали, что Россия должна незамедлительно принять исчерпывающий закон о домашнем насилии и подписать и ратифицировать Стамбульскую конвенцию Совета Европы о борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. В организации напомнили, что Россия остается одним из двух государств-членов СЕ, которые не являются участниками этой конвенции.

Новости партнеров