«Общество 5.0»: японские технологии для цифровой трансформации российской экономики

Генеральный директор ООО «Мицубиси Электрик (РУС)» Хироюки Онода рассказал Forbes о реализации японской национальной стратегии «Общество 5.0», а также возможности внедрения основ стратегии в России.

Стратегия построения суперинтеллектуального общества («Общество 5.0») была выработана японским правительством при участии крупного бизнеса. На ваш взгляд, Общество 5.0 — это концепция, подходящая сугубо Японии, или ее могут реализовать и в других странах? Какие страны, на ваш взгляд, могли бы стать частью Общества 5.0 и начать трансформацию уже сейчас?

Многие страны на данный момент уже идут по пути цифровой трансформации. В России это направление развития может называться «цифровой экономикой», в Германии это «Индустрия 4.0», в США — «Индустриальный интернет-консорциум». Фактически это разные названия для одного и того же процесса — трансформации экономики посредством использования цифровых технологий, таких, как Big Data, интернет вещей или искусственный интеллект. Япония же в ответ на стоящие перед ней вызовы анонсирует более всеобъемлющую стратегию — «Общество 5.0», действительно разработанную правительством страны при активном участии японской ассоциации крупного бизнеса «Кэйданрен».

Что это были за вызовы?

В 2016 году правительство Японии обозначило основные проблемы, которые мешают устойчивому развитию как японской, так и мировой экономики, отрицательно влияя на общество. Среди них сокращение численности работающего населения и его старение, снижение глобальной конкурентоспособности производства, необходимость обновления инфраструктуры, экологические проблемы, нехватка природных ресурсов, вопросы противодействия стихийным бедствиям и терроризму.

Эти вызовы поставили перед нами задачу не столько трансформации индустриального сектора, сколько создания универсальной концепции, которая бы выходила за рамки отраслевых проблем и отвечала бы, в первую очередь, социальным нуждам и запросам.

И в чем основная цель стратегии «Общество 5.0»?

В первую очередь мы хотим создать общество, в котором комфортно каждому. Где любой человек может и хочет принимать активное участие в жизни социума.

Действительно важный аспект Общества 5.0 — создание равных возможностей для всех, а также обеспечение среды для реализации потенциала каждого человека. В «Обществе 5.0» с помощью технологий сняты физические, административные и социальные барьеры для самореализации человека и развития технологий. Это должно привести к устойчивому социальному и экономическому росту.

Например, в обществе 5.0 нехватку рабочей силы будут компенсировать пожилые люди, которые получат дополнительные возможности с помощью новых технологий. Подходящими для этой цели решениями будут робототехника (например, для подъема тяжелых предметов), а также устройства, улучшающие зрение и слух.

Цель стратегии Общества 5.0 на уровне правительства — задать направление технологического развития и мотивировать крупные компании на создание социально-ориентированных технологий. В предлагаемой картине мира частные корпорации и предприниматели вносят свой вклад в трансформацию жизни людей.

Почему Mitsubishi Electric принимает такое активное участие в реализации и продвижении стратегии «Общество 5.0», не будучи государственной компанией?

Мы рассматриваем эту стратегию как одну из возможностей для развития нашего бизнеса. Мы уже предоставляем клиентам умные системы и продукты. Поскольку в Японии наша компания активно участвует в реализации проекта, мы можем в рамках этой стратегии переосмыслять наши разработки. На международном уровне это тоже работает: Россия, допустим, возьмет из «Общества 5.0» некоторые элементы — или полностью перестроит эту концепцию под себя.

И тогда Mitsubishi Electric сможет встроиться в процесс трансформации российской экономики, объяснив, почему наши опыт и технологии уникальны и как они будут способствовать модернизации и достижению больших целей. Используя наш опыт воплощения в жизнь стратегии «Общество 5.0» в Японии, мы рассматриваем свои продукты и решения как вклад в развитие и экономический рост страны, а не просто как вещи или технологии.

То есть ваша цель рекламная, а польза для общества на втором месте?

Безусловно, нет. Философия нашей компании, сформулированная более ста лет назад, гласит, что компания развивает те технологии и производит те продукты, которые работают на повышение качества жизни людей. Иными словами, кредо нашей компании и идеи «Общества 5.0» очень схожи. Мы не разграничиваем их — наоборот, их объединяют общие ценности. Да, технологии — это наш бизнес, но весь наш бизнес направлен на то, чтобы принести пользу обществу.

Можете ли вы на примере Mitsubishi Electric пояснить, о каких социально ориентированных технологиях идет речь?

Технологии Mitsubishi Electric являются ключевыми элементами реализации автономного транспорта и интеллектуальных транспортных систем. Это, например, наши передовые технологии автономного вождения, разработки в сфере спутниковых навигационных систем (высокоточные 3D-карты на основе сигналов системы дифференциальной коррекции с сантиметровым уровнем точности CLAS, передаваемых квазизенитными спутниками QZSS). Наработки в этой сфере не ограничиваются интеллектуальными транспортными системами. Они могут быть использованы в реализации умного землепользования и интегрированного строительства (ICT Integrated construction). Так и с другими идеями и проектами Mitsubishi Electric: даже наши системы для трансформации производственной сферы могут быть осмыслены в контексте общественной пользы.

Хорошо, назовите несколько преимуществ, которые обычный человек получит при переходе к «Обществу 5.0».

Во-первых, персонифицированные сервисы. Например, в медицине это базы данных о состоянии здоровья, мониторинг в реальном времени. Технологии, которые позволят оперативно и удаленно проводить диагностику. Автономное вождение не является самоцелью как технология, но оно обеспечит мобильность — например, позволит людям, которые по состоянию здоровья уже не могут водить машину, жить в комфортной среде. Также автономные транспортные средства решают проблему транспортной доступности в отдаленных регионах.

Разработки в этих сферах есть у многих компаний, но они нечасто трактуются как общественно значимые. В чем отличие в вашем случае?

Мы в первую очередь рассматриваем вопрос, каким образом ту или иную технологию можно применить на пользу обществу. Приведу простой пример: автономное вождение тестируется во многих странах, но в Японии сейчас испытывается автономный автобус, который будет курсировать в отдаленных районах. Там проживают в основном пожилые люди, и автобус упростит им доступ к таким объектам инфраструктуры, как магазины или поликлиники. Такой автобус необходим для регионов, где общественный транспорт либо не предусмотрен, либо экономически нецелесообразен. То есть технология, которая могла бы использоваться только ради получения прибыли, осмысляется заново в разрезе пользы для общества.

В каких странах можно начать интеграцию «Общества 5.0» уже сейчас? Как для этого нужно модифицировать концепцию?

Нужно понимать, что хотя эта концепция и написана для Японии, но она и ее элементы могут быть адаптированы для любого другого государства. Ведь глобально проблемы у всех одинаковые. Увеличение среднего возраста населения, износ и моральное устаревание производственной и социальной инфраструктуры, падение конкурентоспособности производства, экологические проблемы — все эти вызовы актуальны для многих государств, для Европы и России в том числе.

Если говорить более предметно, применительно к российским реалиям, то для России актуальна проблема диверсификации экономики и развития производственного сектора — это поможет снизить зависимость от экспорта ресурсов. Соответственно, в рамках адаптации концепции нужно сделать упор на те ее элементы, которые связаны с развитием промышленности. Если разобрать пример Германии, то там все несколько иначе: немцы давно используют стратегию «Индустрия 4.0», но она направлена только на производство.

«Общество 5.0», в отличие от нее, работает и с социальной сферой. Поэтому Германия могла бы использовать именно те части японской концепции, которые направлены на модернизацию других общественных процессов, не связанных с индустриальным сектором. Цифровые технологии (AI, IoT) используются как универсальный инструмент социально-экономической трансформации.

Общество 5.0 — это общество будущего, где «цифра» придет во все сферы — включая медицину, логистику, сельское хозяйство, энергетику, финансовый сектор. Люди будут повсеместно использовать кастомизированные решения, основанные на больших данных, в полную силу заработают технологии искусственного разума и интернета вещей, общественное устройство станет максимально интеллектуальным, ориентированным на раскрытие потенциала каждого гражданина.

Часть отечественных индустриальных компаний с точки зрения технологического развития существует буквально в прошлом веке. Россия и, допустим, Германия, запуская подобную трансформацию, находятся на разных уровнях развития. Развитой в экономическом плане стране надо преодолеть меньший путь, чем стране отстающей. Можно ли «наверстать упущенное»?

Когда мы говорим о внедрении этой стратегии, нужно понимать, что речь идет не о революции, не о том, что завтра или через год все производства приостановят свою работу и начнут спешно внедрять все возможные инновации. Мы говорим о постепенном эволюционном развитии при такой тактике трансформации, при которой переход к «Обществу 5.0» будет максимально безболезненным. Так, например, решения Mitsubishi Electric для производственного сектора могут реализовываться на базе уже существующей инфраструктуры, даже если она устаревшая.

Что до отставания, то тут важно упомянуть следующее: японское правительство при разработке «Общества 5.0» обозначило препятствия, с которыми придется столкнуться при реализации этой стратегии, и назвало их «стенами». Всего существует пять «стен»: стена министерств и ведомств, законодательной системы, технологий, человеческих ресурсов и стена принятия обществом.

Чтобы перейти к следующей ступени развития общества в любой стране, нужно полностью перестроить работу этих систем, в особенности преодолеть стену принятия обществом. А для этого нужно просвещать людей, объяснять, к чему они идут, какие преимущества получат от изменений.

Состояние индустриального сектора и его инновационность, конечно, важны, но это не единственный фактор. При реализации стратегии впереди окажется именно та страна, которая сможет быстрее и успешнее преодолеть «стены».

Среди обозначенных пяти «стен» самой важной мне кажется стена законодательная. Правительства должны активно участвовать в трансформации именно на уровне совершенствования правовой системы, причем не только на национальном, но и на международном уровне. Иначе все перемены будут бесконтрольны и не приведут к положительному результату, так как не станут системными.

Без чего концепция «Общества 5.0» в Японии реализована не будет?

На самом деле люди боятся перемен. А «Общество 5.0» — это стратегия перемен, основанная на проникновении цифровых технологий во все сферы человеческого существования. Необходимость таких изменений хорошо понимает японский бизнес, но при этом общественность в Японии считает эту стратегию просто одной из многих правительственных инициатив. Если обычные люди не примут идеи «Общества 5.0», то такая масштабная трансформация просто не произойдет.

«Общество 5.0» — это будущее, которое многим кажется далеким и нереалистичным. Правительство и бизнес Японии сейчас рисуют большую и яркую картину, но люди часто воспринимают ее как что-то фантастическое. Государство и предприниматели должны работать над тем, чтобы обычные люди осознавали, понимали и, главное, принимали эти изменения. Ведь давайте вернемся на двадцать лет назад: тогда многие из нас не могли вообразить, какого уровня достигнет индустрия мобильных устройств, как глубоко в нашу жизнь войдут интернет-технологии. И посмотрите на мир сейчас!

Каким вы видите сценарий жизни в Японии, если представить, что стратегия не реализована или ее попросту нет?

На коротком историческом отрезке обычные люди, возможно, и не испытали бы проблем. Но в Японии, как и в России, крайне велика роль крупного бизнеса, для которого отсутствие подобной поддерживаемой государством стратегии обернулось бы хаосом технологического развития. Дело в том, что японские компании постоянно инвестируют в научно-исследовательскую деятельность, интегрируют в собственную производственную систему и социальную инфраструктуру государства все новые и новые решения.

На мой взгляд, когда системный подход к подобным процессам отсутствует, они выливаются в неразбериху. А она, конечно, негативно скажется на общем уровне развития страны. Технологический прогресс должен быть направлен не на извлечение максимальной прибыли, а должен работать на благо общества. Если этого нет, следствием будет и экономическая, и социальная деградация.

Ваши предшественники говорили о том, что одной из базисных концепций «Общества 5.0» является «Индустрия 4.0», подразумевающая высокую степень автоматизации и роботизации производств. И тут встает вопрос о роли обычных людей в этом обществе, ведь машины заменят именно их. Куда в рамках стратегии должна быть перенаправлена энергия людей, ставших в каком-то роде лишними при этих процессах?

В первую очередь, нужно понимать, что перед Японией сегодня не стоит проблемы безработицы. Ситуация обратная: старение населения вызывает дефицит кадров и острую нехватку рабочих рук, а не рабочих мест. И в японском прочтении стратегия «Общества 5.0» не направлена на снижение количества сотрудников, занятых на производстве.

Напротив, ее задача в том, чтобы индустриальные компании могли решать текущие задачи по масштабированию бизнеса, повышению показателей качества продукции, улучшению энергоэффективности — но делать это с тем же количеством людей, что есть, учитывая и то, что оно будет естественным образом снижаться.

Второй аспект в том, что такие новые технологии, как IoT, IoE и другие, помогут создать новые сферы приложения человеческих талантов, знаний и умений, а значит и новые возможности для трудоустройства.

В России ситуация практически обратна той, что в Японии. Хотя старение населения происходит и в нашей стране, но эта тенденция не столь актуальна. У нас не только довольно высокая безработица (особенно скрытая), но и существует такое явление, как моногорода. Это практически параллельная страна, в которой проживает 14 миллионов человек. Большая часть населения этих городов занята на градообразующих предприятиях, и другой работы в таких местах практически нет.

Цифровой переход таких компаний приведет к резкой потере работы большим количеством людей, а вероятность того, что внезапно во всех таких населенных пунктах появятся прекрасные высокотехнологичные и массовые рабочие места, невысока. Каким вы видите преломление концепции «Общество 5.0», чтобы она могла ответить на подобные запросы?

Ваша проблематика действительно отличается от японской. Однако мы сейчас видим, что уровень развития российских предприятий не настолько высок, чтобы в краткой и среднесрочной перспективе произошел революционный скачок с текущей стадии развития промышленных компаний до цифрового производства. Ведя бизнес, связанный с промышленной автоматизацией в России, мы можем сделать вывод, что сейчас каждой индустриальной компании необходимо вычленить ближайшие задачи и поступательно заниматься их решением, используя цифровые технологии. Разумеется, не идет речи о том, что всех людей уволят и заменят роботами. Сегодня в России речь идет именно о применении цифровых технологий для решения актуальных проблем, и мы именно так считываем приоритеты вашего правительства.

Давайте обратимся к живым примерам. Компания Foxconn в 2016 году сократила 60 тысяч человек, спустя год — еще 10 тысяч. Что в рамках концепции «Общество 5.0» должно дальше произойти с этими людьми?

Через призму японского видения могу сказать, что для этих людей должны быть созданы другие рабочие места, им должны предоставить новые возможности для реализации своего потенциала и трудоустройства. Для этого, возможно, необходимо было бы провести переподготовку, обучение. Но важно то, что люди не должны чувствовать себя брошенными и потерянными. В какой-то мере это патерналистская модель. На практике это работает так: в Японии крупная компания не может уволить человека просто так. Мы должны найти возможность предоставить человеку новую позицию. Если его уровень не соответствует — мы обязаны инвестировать в программу переподготовки.

Эти меры по оптимизации человеческого капитала должны исходить от частной компании или от государства?

Почеркну, что в Японии развитие человеческого ресурса — один из приоритетов. В любом случае люди должны учиться новому. Должны быть пересмотрены подходы к образованию, чтобы оно стало более динамичным, отвечало текущим запросам — это, безусловно, прерогатива государства.

Создание новых сфер деятельности тоже может поддерживаться правительством. Но и бизнес не должен уступать. Mitsubishi Electric, к примеру, активно сотрудничает с университетами (в том числе и в России), чтобы участвовать в воспитании нового поколения инженеров, готовых работать с умными системами.

Вы упомянули образовательную систему — кажется, что она является одной из базовых для построения «Общества 5.0». Какие меры нужно предпринять, чтобы она стала более актуальной и соответствующей вызовам реальности?

Для понимания японской специфики важно знать, что наша страна долгое время была очень закрытой, а в построении «общества будущего» проницаемость играет очень важную роль — как в образовательной системе, так и в других сферах. Правительство Японии сейчас предпринимает множество мер, чтобы сделать страну более открытой — как для академических кругов, так и для студентов и иностранных специалистов.

Примером таких решений может служить и упрощение визовых процедур, и множество проектов, привлекающих в Японию важных для общественной жизни людей. Конечно, у нас очень сильны традиции, и образовательная система будет меняться очень долго, но открытость — первый шаг на пути к этим изменениям.

В таком случае можно ли сказать, что в отношении институциональных изменений в Японии действует стратегия маленьких шагов, которые постепенно сдвигают систему в нужную сторону?

Да, пожалуй, можно. Но нужно понимать, что это именно стратегия. Концептуальный целевой подход, а не хаотичные движения.

Обмениваются ли крупные промышленные компании Японии, участвующие в разработке «Общества 5.0», знаниями, технологиями, опытом работы с общественным мнением или с правительством?

Ключевой фактор развития — усиление сотрудничества компаний. Mitsubishi Electric — это производитель электротехнического и цифрового оборудования. У нас есть продукты, в которых мы сильны, но этого недостаточно для успешного внедрения глобальных инновационных решений. Таких, например, как автономное вождение. На уровне разработки и имплементации подобных систем необходимо взаимодействие компаний.

Именно для этого мы внедрили платформу Edgecross, которая обеспечивает сотрудничество и IT-компаний, и компаний, производящих компоненты для автоматизации. Платформа позволяет объединить экспертизу каждого участника, чтобы конечному заказчику было легко эксплуатировать существующую производственную систему и развивать ее независимо от того, с каким поставщиком оборудования он работает или будет работать.

Очень большой страх общества сейчас связан с вопросом кибербезопасности. В «Обществе 5.0» оцифрованных данных становится гораздо больше. Как к этому аспекту подходят в рамках концепции «Общество 5.0»?

Этот вопрос имеет критическое значение для развития общества. В рамках стратегии «Общество 5.0» обеспечение общественной кибербезопасности находится на уровне кооперации компаний. Конечно же, этот аспект должен регулироваться и законодательно, и в рамках международного сотрудничества. Но все же в первую очередь это глобальный вызов всему бизнесу, и каждая из компаний, работающих с цифровыми технологиями, вносит свой вклад.

У Mitsubishi Electric, безусловно, тоже существуют собственные решения, связанные с кибербезопасностью. В прошлом году мы анонсировали технологию идентификации кибератак для критически важных инфраструктурных объектов.

Расскажите, пожалуйста, о мерах, которые ваша компания использует для обеспечения кибербезопасности своих клиентов.

Например, в нашей платформе e-F@ctory мы полностью отказались от облачных вычислений, устранив все связанные с ними уязвимости. Это лишь один из примеров, но он не единственный. Все наши разработки основаны на глубоком понимании того, что никакие цифровые решения не могут применяться в полной мере без технологий, обеспечивающих кибербезопасность.

Вы упомянули платформу e-F@ctory, это одна из базовых технологий вашей компании в сфере цифрового производства. Есть ли практический опыт ее применения?

Наша платформа e-F@ctory для промышленных предприятий является одним из ключевых элементов «Общества 5.0». Она используется для создания цифрового производства, оптимизирует производственные процессы. Ее ключевым элементом является технология «периферийных вычислений» (Edge Computing), которая позволяет проанализировать и отбирать нужные данные, преобразовывая их в необходимую для принятия оптимальных управленческих решений информацию.

В Японии платформа применяется на всех заводах Mitsubishi Electric. Также в нашей стране эту платформу используют производители автомобилей и их компонентов, представители пищевой индустрии, легкой промышленности, разнообразные сборочные производства.

Но одной Японией применение не ограничивается. Сейчас мы активно работаем на территории России и СНГ, в частности, взаимодействуем с партнерами, которые создают кастомизированные решения на базе этой технологии. Например, в Беларуси наш партнер, компания «Техникон», разработала систему для умных водоканалов AQUATORIA. В Казахстане системы автоматизации промышленных предприятий использует корпорация Arcelor Mittal, а в России они внедряются на Электромеханическом заводе в Коврове, в системе РЖД.

Из более свежих примеров — для горно-металлургического предприятия мы разработали и внедрили систему управления производством и транспортом. Она используется для анализа и предотвращения технических аварийных остановок и достижения плановых показателей. В результате было минимизировано время пуска и останова, достигнуто эффективное расходование материалов и энергии, увеличен срок службы оборудования.

Важно понимать, что решение на основе e-F@ctory для каждого конкретного предприятия будет разным. Сильная сторона платформ заключается в том, что она адаптируется к нуждам пользователей и подстраивается под приоритеты, которые компания ставит перед собой — снижение энергозатрат, повышение производительности и так далее.

Но все-таки цифровая трансформация производства требует перестройки всех бизнес-процессов. Для компании это непростое время — нужно время на наладку, адаптацию производства, но это не единственная проблема: в корне меняется рабочий процесс. Как компании преодолеть этот переходный этап с наименьшими трудностями?

Многое зависит от объема инвестиций и приоритетов руководства предприятия, но преимущество цифровых решений для производства, в частности, нашей платформы e-F@ctory, заключается в том, что, во-первых, их можно использовать на базе текущей производственной инфраструктуры, а во-вторых, можно делать модернизацию производственных линий частями или поэтапно.

Если вернуться к российской проблематике — какие вы видите основные преграды в нашей стране, мешающие цифровой трансформации экономики?

Проблемы стран, которые находятся на этапе перехода к цифровому обществу будущего, достаточно схожи — это и недостаток кадров, готовых работать с умными системами, и необходимость оперативного законодательного регулирования многих аспектов, и недостаток инвестиций. Все те же «пять стен». В России, как мне кажется, эти вопросы будут постепенно решаться благодаря сильной позиции государства в вопросах цифровизации.

Если говорить с точки зрения бизнеса, то российский рынок цифровых решений для производственных компаний только «разогревается». Мы до сих пор часто объясняем потенциальным заказчикам не только суть технологий Mitsubishi Electric, но и то, как в принципе должно выглядеть цифровое производство. Мы видим, что предприятия уже начинают вкладывать средства в новые технологии, рассматривая это как точку дополнительной прибыли и конкурентоспособности в перспективе будущего, а значит, движение вперед обязательно продолжится.

Ну и последнее: как мне кажется, успех цифрового скачка, который определяется не только оптимизацией процессов, но и повышением уровня жизни населения, напрямую зависит от того, насколько совместно и гармонично деловые круги, правительственные структуры и социальные институты будут работать над решением социально-экономических задач, стоящих перед Россией.


*На правах рекламы

Новости партнеров