Производственная компания АПС ДСК

Малоэтажное строительство никогда не воспринималось в качестве конкурента массовой многоэтажной застройке. Считалось, что рынок загородного домостроения находится в тени, а строительство здесь ведут небольшие застройщики. Однако за последние 10 лет на рынке малоэтажной застройки выросли крупные игроки, которые борются за свой статус надежных компаний и внедряют новые сервисы, востребованные потребителями.

Сначала вы видите, как закладывается фундамент дома. Затем вырастают стены, появляется кровля и, наконец, внутренние помещения. Все это происходит в режиме реального времени, вот только дом — виртуальный, а вы находитесь в виртуальной реальности. И тем не менее можете оценить свой будущий дом, в случае чего внеся коррективы в проект до начала строительства.

Еще недавно было сложно представить, что в продажах малоэтажных домов будут внедряться технологии, аналогичные тем, что используются застройщиками в многоэтажном строительстве. VR-технологии, системы виртуальной реальности, позволяющие продемонстрировать тот или иной продукт вживую, внедряются бизнесом, который смело можно отнести к лидерам рынка. И теперь подобные технологии появляются и на рынке малоэтажного строительства, правда, предлагают их пока только единицы.

В Производственной компании АПС ДСК, которая более 10 лет занимается строительством частных домов бизнес-класса, считают, что если сегодня системы виртуальной реальности используются в основном для демонстрационных целей, то в перспективе VR-технология может в целом изменить рынок проектирования и дизайна. Уже сегодня подобные технологии позволяют потенциальным жителям увидеть будущий дом и протестировать его. Более того, заказчики также могут узнать и как выглядит технология производства клееного бруса.

Александр Кальсин, руководитель компании АПС ДСК

По рассказам Александра Кальсина, руководителя компании-застройщика АПС ДСК, VR-системы, которые внедряет компания, не только используются для решения внешних задач, но и применяются для обучения сотрудников. Это позволяет компании улучшать качество сервиса и вместе с тем расширять профессиональные компетенции людей, что, кстати, самими сотрудниками очень ценится — многие работают в компании с момента ее основания.

Конечно же, виртуальная новинка нравится и клиентам АПС ДСК, но по наблюдениям Кальсина, для многих сегодня важнее другая услуга — система видеоконтроля, устанавливаемая на строящихся объектах. Обычная видеокамера, позволяющая следить за ходом строительства в режиме онлайн, существенно упрощает жизнь покупателям. Для человека, который не хочет и не может вникать в строительный процесс, это настоящий подарок, учитывая стандартные сложности с загородной логистикой.

Подобная открытость для клиента — это, пожалуй, один из самых заметных и новых трендов на рынке загородного домостроения, где компании стремятся создать рынок безграничного и оправданного доверия покупателей. Сегодня организациям, работающим на этом рынке, приходится прилагать огромные усилия, чтобы преодолеть кризис доверия, созданный ранее недобросовестными компаниями. И таким компаниям, как АПС ДСК, приходится ежедневно бороться за повышение лояльности потенциальных покупателей.

Еще несколько лет назад о таких сервисах, как видеонаблюдение, VR-системы и независимый технический надзор (реальный, а не формальный), на рынке малоэтажного строительства мало кто говорил. Множество мелких застройщиков представляли собой «обертку» для нанятых непрофессиональных бригад, а рынок по большей части находился в тени. «Компании при этом нередко представляли собой структуру, в штате которой в лучшем случае числился один архитектор, директор, менеджер и прораб», — вспоминает Кальсин.

Сейчас у компаний, которые занимаются загородным домостроением, штат сотрудников, включая архитекторов и проектировщиков разного профиля, а также профессиональных рабочих, может доходить до 600 человек. «Собственное производство, архитектурное бюро, проектировщики, порядка 100 офисных сотрудников, 350 рабочих, 80 работников завода», — перечисляет в качестве примера штат сотрудников своей компании Кальсин. По его словам, такая компания может сопровождать строительство более 70 домов в месяц или вводить ежегодно под ключ порядка 200 домов бизнес-класса (срок строительства дома под ключ составляет в среднем 6–8 месяцев).

На практике цифры могут выглядеть и скромнее и зависят от величины компании, но, например, АПС ДСК реализует порядка 200 проектов домов в год с достаточно высоким средним чеком. По словам Кальсина в среднем строительство дома из клееного бруса с отделкой и инженерными коммуникациями обходится в 5–10 млн руб. То есть компании могут строить больше, все упирается в отсутствие адекватного платежеспособного спроса. Из-за высокой стоимости строительства рынок малоэтажного жилья в последние годы не растет, а жесткая конкуренция приводит компании к банкротствам.

«Многие застройщики не смогли подстроиться под новые требования рынка. За последние несколько лет сильно изменились покупательские предпочтения. Если раньше главным аргументом покупателей было «недорого», то теперь заказчики предъявляют высокие требования к качеству объекта и к застройщику, который осуществляет строительство», — рассказывает Александр Кальсин.

По словам участников рынка, покупатели теперь хотят иметь дело с одной компанией, которая занимается всем, начиная с проектирования и заканчивая строительством, техническим надзором, инженерией, сервисными работами, которые могут потребоваться в процессе строительства дома. «Люди больше не покупают дом частями: просто фундамент, просто стеновой комплект или просто крышу. Человек покупает готовый дом в максимальной комплектации, и он не хочет вникать и разбираться в процессе строительства. Он хочет, чтобы все сделали гарантированно хорошо, быстро и в рамках его ожиданий», — говорит Александр.

В прошлом году эксперты НИУ «Высшая школа экономики» назвали одним из наиболее устойчивых и долгосрочных трендов в России посте­пенное уменьшение количества семей горожан, владеющих дачами. По данным Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ, с 1998 по 2015 год количество та­ких семей в общей доле городских домохозяйств сократилось почти в 1,5 раза — с 30,9 до 23,2%. Эксперты связывают это с тем, что на смену традиционным дачам приходит более современное, дорогое и комфортабельное загородное жилье — коттеджи, дома и таунхаусы. То есть спрос на рынке загородного жилья больше не предполагает покупку дачи, в отличие от приобретения и строительства современного дома.

Помимо этого, на рынке прослеживается и новый заметный тренд на экологичность, который 10 лет назад к загородному строительству предъявляли единицы покупателей. «В последнее время резко вырос спрос на экологичность. Это must have. Раньше такой запрос застройщикам предъявляла незначительная доля клиентов, теперь же эта тенденция стала массовой», — делится наблюдениями Кальсин.

На Западе вопрос качества стройматериалов и соблюдения экологических стандартов решен давно и очень просто с помощью системы сертификации продукции. В России, если не брать в расчет устаревшую систему ГОСТов и СНиПов, на рынке загородного домостроения никаких обязательных стандартов строительства на данный момент де-факто нет. Современная система сертификации качества с помощью QR-кода появилась в России совсем недавно. В результате компании, которые борются за свой статус надежных застройщиков прибегают к западным системам сертификации.

«В этом году мы проходили испытания в лаборатории в Тампере, в Финляндии. Хотели понять, сможем ли мы получить сертификат СЕ, подтверждающий, что наш клееный брус соответствует европейским стандартам качества. Испытание мы прошли, получили очень высокую оценку финнов, что тем более ценно, потому что финны являются лучшими производителями высококачественного клееного бруса в мире. К ним на сертификацию привозят брус из Канады, Норвегии, Японии и т. д.», рассказывает Кальсин.

Подобного производства клееного бруса, как у финнов, в России нет, констатируют участники рынка. «Когда ездил по Финляндии, смотрел на их производства… что сказать! Там не заводы, а целые микрогорода», — вспоминает Александр. Правда, позволить себе строить дома из финских стройматериалов в России могут немногие: цена финского бруса в 2–3 раза выше, чем у российских производителей и стоимость строительства дома выше на 40–45%.

В России основным поставщиком высококачественного клееного бруса раньше был Байкал, Иркутская область. Однако сейчас этот рынок монополизирован представителями Китая, и стоимость бруса здесь в полтора раза выше не менее качественного бруса из Центральной России. Хорошая новость в том, что и среди производителей в Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской областей есть компании, чья продукции соответствует международным стандартам качества, что подтверждают западные системы сертификации. А вскоре у потребителей появится удобная система проверки качества — с помощью отечественной системы сертификации QR-кодом или НСС (Национальной системы сертификации).

«Мы уже получили этот сертификат, а также QR сертификат качества клееного бруса, с которым в дальнейшем на каждую партию бруса будет наклеиваться данный QR-код. Отсканировав его, заказчик получит уведомление о том, что клееный брус одобрен «Росстандартом» и соответствует ГОСТу», рассказывает руководитель АПС ДСК. В таком случае товару может и не потребоваться европейская сертификация (СЕ), однако, по словам Александра Кальсина, производителям необходимо соответствовать европейским стандартам. Это требуют и реалии рынка малоэтажного строительства, где каждый борется за свою репутацию надежного застройщика. И это даст возможность реализовать амбициозные планы по экспорту клееного бруса в страны ЕС. «Наши
компании конкурентоспособны. К примеру, в Германии мы можем занять нишу производителей стройматериалов для домостроения экономкласса за счет цены втрое ниже, чем у западных конкурентов», уверен Кальсин.



*На правах рекламы

Новости партнеров