Короли госзаказа — 2016: рейтинг Forbes - Рейтинги
$57.01
61.67
ММВБ2032.54
BRENT51.51
RTS1125.58
GOLD1248.99

Короли госзаказа — 2016: рейтинг Forbes

читайте также
+11 просмотров за суткиКороли госзаказа — 2017: рейтинг Forbes +31 просмотров за суткиДолго, дорого, плохо: топ-10 незадавшихся госстроек 10 самых влиятельных спортивных агентов. Рейтинг Forbes Залезли в долги. Рейтинг регионов России по долговой нагрузке 10 самых высокооплачиваемых игроков НХЛ. Рейтинг Forbes Богатые и мертвые. Самые богатые умершие знаменитости – рейтинг Forbes 12 отраслей с самыми большими зарплатами: рейтинг Forbes 2016 По курсу вниз. Девальвация рубля сократила доходы топ-менеджеров в среднем в полтора раза 25 самых дорогих руководителей компаний: ежегодный рейтинг Forbes Самые высокооплачиваемые певицы мира 2016. Рейтинг Forbes Партия роста: самые дорогие клубы мирового спорта Дорогие наши: чьи картины чаще всего покупают на аукционах Американская мечта: топ-15 эмигрантов в рейтинге самых богатых американцев Власть в женских руках: не только Хиллари У Трампа за пазухой: зачем звездам и политикам собственные отели Лидеры металлургии из рейтинга крупнейших компаний России - 2016 10 крупнейших компаний-работодателей России Крупнейшие машиностроительные компании России 2016 10 крупнейших торговых компаний России — 2016 Среди химических компаний в рейтинге Forbes лидируют производители удобрений Как автодилеры справляются с кризисом

Короли госзаказа — 2016: рейтинг Forbes

Впервые за пять лет существования рейтинга общая сумма госзаказов, полученных участниками нашего списка за один год, превысила 1,6 трлн рублей

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Этот афоризм Михаила Салтыкова-Щедрина как нельзя лучше описывает российскую систему госзаказа. Когда Россия оказалась на пороге кризиса, Минэкономразвития, отвечающее за контрактную систему в сфере госзакупок, объявило: в 2015 году сокращать госзаказ не будем. В конце года Счетная палата подвела предварительные итоги исполнения бюджета: на 17,6 процентного пункта выросли закупки у единственного поставщика, достигнув 39% от всех господрядов. Пятый рейтинг «Короли госзаказа» показывает, что среди крупнейших закупок государства и госкомпаний эта доля значительно выше. «Короли» получили без конкурса заказов более чем на 1 трлн рублей. Это строительство и Амурского ГПЗ за 790,6 млрд рублей, которым по заказу «Газпрома» занялась структура «Сибура», и газопровода в Китай «Сила Сибири» (строительные компании Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко), и, наконец, знаменитого Крымского моста за 228 млрд рублей. 

По сути, это означает провал реформы госзакупок, проводимой с середины 2000-х годов. Ведь цель этой реформы была обратная: сделать все госзакупки конкурентными, что в теории приводит к повышению качества и снижению цен. Ради этого в России приняты очень жесткие по мировым меркам законы о госзакупках. Чиновников заставили публиковать подробную информацию о тендерах и заключенных контрактах, обязали приобретать значительную часть товаров и услуг только на электронных аукционах, жестко прописали правила проведения конкурсов. Такие же порядки постепенно распространяют на госкомпании — публиковать информацию они уже обязаны, а теперь чиновники собираются законодательно регулировать и сам процесс корпоративных закупок. Почему же, несмотря на насаждение жестких правил госзакупок, крупнейшие господряды распределяются без оглядки на эти правила? 

Распределение крупных госзаказов — одна из граней ручного управления страной наряду с назначением на ключевые посты проверенных и лояльных. Если рассматривать каждый контракт в отдельности, то всегда найдутся резонные причины, почему его «в ручном режиме» получил тот или иной подрядчик. Например, передача контракта на мост в Крым компании «Стройгазмонтаж» (хотя и сообщалось о неких конкурентных переговорах с 70 подрядчиками) представлена как социальная ответственность, а не бизнес. Этому решению предшествовали разговоры о слишком низкой цене контракта с учетом сроков и рисков строительства. От контракта якобы отказался Геннадий Тимченко. А Аркадий Ротенберг говорил в интервью «Коммерсанту», что многим жертвует: это будет «его последний проект», которым он решил «внести вклад в развитие страны». 

Как мы считали

За основу мы взяли топ-рейтинг поставщиков на сайте zakupki.gov.ru и исключили из него компании, принадлежащие государству. Получившийся перечень частных подрядчиков мы проанализировали с помощью баз данных «СПАРК-Интерфакс» и сайта zakupki.gov.ru и выявили тендеры, в которых компании, попавшие в наш список, признавались победителями. Затем, пользуясь открытыми данными и базой «СПАРК-Интерфакс», мы определили владельцев компаний-господрядчиков и проверили, получали ли госконтракты другие структуры, принадлежащие нашим героям. После этого мы рассчитали, на какую долю в сумме госконтрактов может претендовать участник рейтинга исходя из эффективной доли в компании-подрядчике.

 

Руководители госкомпаний берут пример с руководства страны и примеряют на себя костюм честного заказчика: если исполнителей всех государственных «строек века» от саммита АТЭС до Олимпиады и чемпионата мира по футболу назначают по решению премьер-министра или президента, то они чем хуже? 

«Газпром» или РЖД теперь тоже часто приводят аргументы о надежности поставщика: все их проекты стратегические, и срыв повлияет на развитие всей страны. Поэтому контракты могут получить только «проверенные подрядчики». Допущение, что такого подрядчика можно определить в ходе прозрачного конкурса, вызывает снисходительную улыбку: придет неизвестно кто, будет демпинговать, сам сделать не сможет и попытается взять на субподряд «проверенного подрядчика». Ну и заключительный аргумент: «Это вам не скрепки с карандашами на аукционе закупать!»

Назначая подрядчиками своих строек века компании, принадлежащие к кругу близких к президенту Путину людей, и передавая им в распоряжение гигантские суммы денег, руководители госкомпаний, по сути, снимают с себя ответственность за результат, перекладывая ее на президента. Если за Крымский мост Аркадий Ротенберг отвечает лично перед президентом Путиным, то и за «Силу Сибири» ответит, если потребуется. Таким образом, отношения с «проверенным поставщиком» в крупных контрактах выходят за пределы контракта, размещенного на сайте госзакупок: это сложнаясистема личных отношений, доверия между руководителями государства и госкомпаний, которая во многом заменяет финансовую дисциплину. 

Но если что-то в этой системе не сработает, поступить жестко с преданным человеком будет сложно. Именно поэтому выстроенные институты в долгосрочной перспективе оказываются более устойчивыми, чем ручное управление «проверенными поставщиками». Но сейчас время других решений.