20 самых дорогих компаний Рунета: рейтинг Forbes - Рейтинги
$60.04
66.93
ММВБ1860.05
BRENT45.31
RTS978.45
GOLD1251.92

20 самых дорогих компаний Рунета: рейтинг Forbes

читайте также
+245 просмотров за суткиРеновация или деградация: кому на пользу новый закон? +151 просмотров за суткиГазовая биржа нужна больше регуляторам, чем рынку +56 просмотров за суткиВойна с «жирными котами»: почему не нужно помогать валютным ипотечникам +31 просмотров за суткиЛови краба: глава Росрыболовства о квотах на вылов приморского краба и борьбе с браконьерством +14 просмотров за суткиПоздний «Ренессанс». Почему финансисты уходят из крупных банков, чтобы начать свой бизнес +5 просмотров за суткиРазочарование госкомпаний: они сократили выплаты дивидендов +4 просмотров за суткиВ «молоко»: почему деньги государства не доходят до производителей +2 просмотров за суткиОтвет за хакеров: как очередные санкции повлияют на рубль и банки +3 просмотров за суткиНефтяные клещи: цена зажата войной и жадностью членов ОПЕК +21 просмотров за суткиВ интернете кто-то не прав: 7 цитат от Павла Дурова о главных скандалах всемирной паутины +1 просмотров за суткиСценарий войны на Ближнем Востоке: что будет с ценами на нефть +5 просмотров за суткиКак автор Ждуна будет зарабатывать на меме в России +2 просмотров за суткиОбмани, но продай: что мешает рынку классифайдов +1 просмотров за суткиУмный каршеринг: как технология поменяет городской облик Дозвон снизился на 20-30%: в работе «Мегафона» произошел второй за месяц сбой Деньги на здоровье: услуги медицины — одни из самых маржинальных в стране +2 просмотров за суткиАльтернатива банкам: где еще искать деньги бизнесу +3 просмотров за суткиБанкиры на промысле. Как московские финансисты завладели крупнейшей рыбопромышленной компанией Сахалина +2 просмотров за суткиПротиворечивый Платон: государство закрывает глаза на проблемы Обречены на рецессию: почему программа Алексея Кудрина малоприменима В Госдуму внесли законопроект о запрете технологий обхода блокировок

20 самых дорогих компаний Рунета: рейтинг Forbes

Mail.Ru Group, «Яндекс», Ozon и другие лидеры российского интернет-рынка по стоимости

В декабре 2015 года фонд Naspers завершил сделку по покупке 50,5% акций Avito. Компания, созданная в России двумя шведскими предпринимателями, с учетом долга была оценена в $2,7 млрд. Значит ли это, что все доски объявлений теперь могут рассчитывать на те же мультипликаторы при оценке? Вовсе нет. 

В фонде iTech Capital отмечают, что перспективность отрасли перестает быть решающим фактором для принятия инвестиционных решений. Фокус смещается на эффективность конкретной компании, ее показатели, достижения, бизнес-модель, команду — все то, что позволяет более тщательно подойти к оценке рисков. 

 

Как мы считали

Данные по выручке (без НДС) предоставлены самими компаниями. В иных случаях приводится оценка, полученная путем опроса участников рынка и аналитиков. Мы брали компании, изначально делавшие ставку на бизнес в интернете, созданные в России либо оперирующие в основном на российском рынке. В рамках этого проекта нет компаний из быстрорастущей сферы финтеха, бизнес-модель которых сильно отличает их от прочих участников. Капитализация публичных компаний приведена по данным биржи на 1 февраля 2016 года. Все прочие цифры по стоимости — экспертная оценка Forbes. Для каждой компании они рассчитаны по мультипликаторам аналогов, сделкам, оценкам венчурных капиталистов. Благодарим за консультации экспертов iTech Capital, UFG, InVenture Partners, Genesis Technology Capital, Maxfield Capital, Prostor Capital, Almaz Capital и Venture Angels. 

 

«Деньги получают не те, кто просто создает что-то интересное и перспективное, а те, кто принципиально меняет индустрию», — анализирует заметные сделки года Алексей Соловьев, управляющий директор Prostor Capital. Avito обошла абсолютного монополиста в сфере частных объявлений — компанию «Из рук в руки» — как раз за счет новой модели бизнеса. Фонд Baring Vostok в этом году вкладывался в сервис по покупке подержанных автомобилей CarPrice (в том же раунде Almaz Capital увеличил свою долю) и в картографический сервис 2ГИС (с фондом ru-Net Леонида Богуславского). Обе компании предложили рынку новые модели.

Максим Шеховцов, управляющий партнер фонда Genesis Technology Capital, считает, что ситуацию с курсом рубля можно воспринимать и с оптимизмом: «Как никогда выгодно инвестировать в компании с разработкой продуктов в России». Правда, важным фактором для инвесторов становится наличие выручки в устойчивых валютах. Тот же 2ГИС, например, работает на Кипре, в Падуе, Венеции, Праге, Сантьяго и Дубае. 

Если смотреть на крупнейшие раунды венчурного финансирования не только в России, можно увидеть и очевидный тренд смещения интереса от бизнеса только в онлайне к сервисам, которые помогают связать офлайн с онлайном, так называемым online-to-offline, — это и Uber, и Gett, и Airbnb, и Food Panda, и Instacart. «Если раньше такие модели ограничивались простыми досками объявлений, то тренд последних лет — это получение транзакционной комиссии, что позволяет перейти от классической рекламной выручки в онлайне к делению большего офлайн-пирога. Ведь основные рынки как были в офлайне, так еще долго там и останутся», — говорит Евгений Тимко, инвестиционный директор InVenture Partners. 

Алексей Тукнов, директор по инвестициям Maxfield Capital, отмечает, что на первый план выходят бизнес-модели, ориентированные на гибкие и менее затратные способы предоставления сервисов, на снижение неэффективного простоя ресурсов. «Новые решения придут в застоявшиеся с точки зрения цифровых инноваций отрасли», — прогнозирует он. 

Так что инвестиции в интернет-компании точно будут. И «выходы» из бизнеса тоже. Хотя бы потому, что рынок консолидируется и более крупные игроки будут покупать более мелких. Если, конечно, те работают эффективно. 

В нашем рейтинге должны были быть как минимум еще две компании. Почему их нет? Мессенджер Telegram, который еще в России начала создавать команда Павла Дурова, оценивать не имеет смысла — сам основатель в интервью Mashable заявил, что внешних инвесторов у мессенджера нет и не будет. А холдинг Rambler&Co не раскрывает финансовых показателей — те, кто в курсе, связаны соглашением о конфиденциальности, а оценки по имеющейся информации расходятся в разы, учитывая разнообразие активов компании. Мы посчитали более правильным не оценивать его вовсе.