Александр Мещеряков: «Банк должен следовать за своими клиентами»

Управляющий директор по международному финансированию Промсвязьбанка о том, как политические события влияют на отрасль и где искать позитивные сигналы

- Как неопределенность в экономической и политической сфере отразилась на вашей деятельности?

- Сейчас для российских эмитентов рынки капитала и долговые рынки оказались де-факто закрыты. Выпустить акции, бонды или сделать синдикацию на внешних рынках практически невозможно. Конечно, за последнее время было закрыто несколько сделок, но решения по ним принимались еще до известных мартовских событий. Более того, многие из них из них прошли с повышением цены или снижением объема. Так что проведение масштабных сделок (долгосрочных или в больших объемах) сейчас сильно затруднено. При этом рынок долгосрочного финансирования под гарантии экспортных агентств функционирует практически без изменений, поскольку иностранные агентства, как правило, находятся под опекой государств. Нас по-прежнему оценивают как очень хорошего заемщика и готовы с нами работать. В сегменте краткосрочного торгового финансирования до 1-2 лет наиболее заметное изменение – уход с рынка некоторых локальных игроков, например некоторых скандинавских банков, однако они и до этого не были ключевыми игроками для России. Все остальные европейские банки – немецкие, французские, итальянские, британские- работают в целом в прежнем режиме, некоторые партнеры даже готовы пересматривать и увеличивать лимиты. За что мы им очень признательны. То же самое касается азиатских банков, а также банков развития - ЕБРР и IFC. В случае ввода каких-то серьезных санкций у нас есть запасной сценарий – мы будем использовать нашу внутреннюю ликвидность для фондирования таких сделок, включая ликвидность, которую предоставляет ЦБ. ЦБ стал активным поставщиком ликвидности на рынок – это и логично, и полностью вписывается в его мандат. По сути это один в один то же самое, что делали ФРС в 2008-2009 и ЕЦБ чуть позже на западных рынках в острые моменты.

- Инструменты международного финансирования позволяют подтвердить добросовестность контрагентов?

- Сами инструменты торгового финансирования бывают разные: без хеджирования рисков контрагента или с хеджированием. В первом случае компания получает деньги на оплату импортного контракта, а как управлять рисками, она решает сама – может заплатить предоплату и принять на себя риск непоставки товара, а может оплатить после отгрузки. Во втором - это гарантия и аккредитивы, которые позволяют хеджировать риски. По сути, они гарантируют, что наш покупатель (импортер) не расстанется с деньгами, если товар не будет отгружен. В случае экспорта аккредитив от иностранного банка позволяет компании быть уверенной в том, что она произведет продукцию, отгрузит и получит за нее деньги. В этой связи для нас особо интересный сегмент – это работа с российским экспортным агентством ЭКСАР. Наш экспорт идет в страны СНГ, Азии, Латинской Америки – там как раз управление рисками очень актуально, при этом введение каких-либо санкций или ограничений по этим странам на повестке дня не стоит. Открытый рынок клиентам не дает возможностей застраховать риск неплатежа от большинства контрагентов из этих стран. Работа ЭКСАР и наша работа сильно помогают нашим клиентам «срастить» сделку с приемлемым риском. Это те драйверы, которые должны стимулировать российский экспорт, помогать закрепляться на старых рынках и выходить на новые. И мы гордимся тем, что помогаем в этом российским предприятиям.

- Почему в Европе меньшие риски?

- Есть общее правило: рейтинг покупателей не может быть выше странового рейтинга. Практически в каждой европейской стране можно застраховать сделку в местной страховой компании, отсрочки там небольшие, ставки страхования низкие. Когда речь идет о развивающихся рынках, отсрочка может быть очень важна, т.к. часто у наших покупателей рейтинг ниже, часто существенно ниже российского странового. Для них очень интересен вариант, когда можно получить отсрочку и финансирование под нее. Местные возможности могут быть дороги или вообще ограничены. Сегодня прослеживается тенденция – покупатели продукции одновременно с тендером на поставку проводят тендер на финансирование. То есть зачастую это может быть не самая лучшая по цене продукция, но если туда включен пакет финансирования, удобный зарубежному покупателю, он может это выбрать по той простой причине, что у него нет возможности профинансировать продукцию от другого поставщика.

- Если говорить об экспорте, то какие это отрасли?

- Подход ЭКСАР очень гибкий. Изначально основным потребителем является машиностроение, они были и будут им. Однако ЭКСАР может страховать существенный перечень иных продуктов несырьевого характера либо сырья с достаточной степенью переработки. Есть четкие запреты на нефть, газ, уголь, а такая продукция, как зерно, химия, металлургия может быть застрахована и профинансирована.

- Какая кредитная история должна быть у компании, чтобы сотрудничество по международному финансированию было взаимовыгодным?

- Российский рынок уже сложившийся. Подавляющее большинство компаний уже имеют положительную кредитную историю. У наших текущих клиентов есть лимит и в рамках него есть существует большая степень свободы выбора: клиент может выбирать любые продукты с учетом сроков (кредит, аккредитив, гарантия, факторинг, овердрафт и т.д.). Если речь идет о новом клиенте, требуется полноценный анализ его деятельности, финансового состояния и т.д. На основе этого клиенту присваивается внутренний рейтинг. Чем выше рейтинг – тем более низкая цена на кредитные продукты.

- Если сравнивать с классическими инструментами, то международное финансирование дешевле?

- Да, у этого инструмента есть два основных преимущества – это цена и управление рисками. Это на 1-1,5% годовых дешевле на коротких сроках, на длинных - до 2% иногда больше.

- Почему же немногие банки предлагают эту услугу?

- Для того чтобы качественно предлагать услугу торгового финансирования, самому банку надо обладать хорошим кредитным рейтингом и слаженной профессиональной командой. У нас, например, многие аккредитивы и гарантии берут без подтверждения. Кроме того, как в любой отрасли, важна кредитная история, так сказать track records. Мы работаем в этом бизнесе 12 лет, за этот период накопили значительный опыт. Мы всегда исполняли свои обязательства, не просили никаких отсрочек, не важно, заплатил нам клиент или нет. Нас знают как одного из лидеров рынка в этом сегменте. О наших сотрудниках также могу сказать – что у них многолетний опыт работы в сфере торгового финансирования, десятки и сотни закрытых сделок самой разной степени сложности.

- А с другой стороны, почему немногие компании пользуются этим инструментом, они не знают о нем?

- Иногда да. Для меня самого это порой удивительно. Но в большей части случаев компании, ведущие ВЭД, знают такие базовые инструменты, как гарантия или аккредитив. Но одно дело – знать о них теоретически, другое – использовать практически. Вот здесь как раз и нужен банк, который поможет правильно их внедрить. Инструмент не скажу, что сложный, но важна квалифицированная помощь специалистов при его использовании. Особенно, если компания раньше мало работала с ним. Первая сделка может идти с шероховатостями, здесь важна поддержка банка. Потом компания сама приобретает опыт. Сейчас довольно часто компании, которые давно используют эти инструменты, не хуже банков представляют, как такие сделки могут быть структурированы. Наш продукт можно брать в рублях, т.е. аккредитив выставлен в валюте в пользу зарубежного контрагента, а обязательства перед нами клиент несет в рублях.

- Отмечаете ли вы ужесточение условий предоставления кредитов?

- Я бы так не сказал. Есть вещи, которые нам преподносит рынок: ситуация с Украиной, ослабление национальной валюты. Естественно, мы на это смотрим. Например, если у клиента большой объем операций с Украиной, то таких клиентов мы анализируем внимательнее.

- Много клиентов работают с Украиной?

- Нет. Экспорт Украины в Россию был сконцентрирован в нескольких секторах: трубы, руда, металлы, энергетическое машиностроение. Среди наших клиентов тех, у кого объем закупок на Украине превышает 20%, очень мало, а тех, у кого объем продаж в эту страну превышал бы 20%, - просто нет.

- По вашему прогнозу, будет расти спрос на инструменты международного финансирования?

- Да. Кризисные явления должны рано или поздно пройти. Опыт Советского Союза показывает, что экономическая изоляция не приводит ни к чему хорошему для экономики. Чтобы экономика была конкурентоспособна, она должна быть открытой. Это стимулирует предприятия быть более эффективными. Для этого важно иметь возможность как поставлять на экспорт и диверсифицировать свою выручку, так и закупать современное оборудование – это ключевые вещи, без которых предприятие не может оставаться лидером.

- Можете рассказать о географии сделок?

- Мы представлены по всей стране – у нас 53 филиала, международное финансирование есть в 40 из них. Мы отмечаем неплохой рост в регионах за последние два года – доля регионального бизнеса выросла с 14% до 20%. Ключевых филиалов, на которые приходится четыре пятых международных сделок - 17. Если говорить о зарубежных рынках, то для нас сейчас интересен азиатский регион. Мы стремимся увеличить свое присутствие в нем, уже работаем с рядом банков. Причина в том, что с одной стороны, азиатские банки позитивно ведут себя в сегодняшней непростой ситуации. С другой стороны, наши клиенты уже перевели туда большой объем бизнеса – как импорта, так и экспорта. Банк должен следовать за своими клиентами – это логично. Наша задача предоставить - им сервис и продукты.

- По итогам 2013 года портфель сделок международного финансирования Промсвязьбанка вырос более чем на 13%. Ожидаете ли вы рост в этом сегменте в текущем году?

- Наш план - рост на 15%. В первом квартале мы росли быстрее – на 18%, но во втором квартале будет замедление, из-за спада в экономике. Но в значительной степени за счет продуктов экспортного и предэкспортного финансирования мы настроены наш план выполнить.

Новости партнеров