Кто может заменить Шойгу в Подмосковье

Титков Алексей Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Отозвав экс-главу МЧС с поста губернатора, федеральный центр поставил перед собой почти невыполнимую задачу

С армией теперь всё в порядке, Шойгу спасет. Проблемы начнутся с Московской областью. Дело не в том, что пост покидает руководитель, умевший тушить любые пожары, в прямом и переносном смысле, а на смену придет кто-то, кто не умеет. Выборы, теперь неизбежные (если опять не поменяют все правила), сами по себе добавляют рисков и неопределенности больше, чем что-либо другое. Переходный период, растянутый, благодаря новому закону о «едином дне», на целых десять месяцев, усугубляет эту неопределенность. К тому же в это время рейтинг президента и правительства будет, скорее всего, неуклонно падать. При таких условиях сложности возникли бы где угодно, а в Московской области, регионе совсем не рядовом, тем более.

Чем Подмосковье отличается от других российских субъектов? Московская область выглядит привлекательным призом независимо от того, будет ли он завоеван на выборах или в ходе закулисной борьбы в Кремле. Семимиллионное (неофициально больше) население, бюджет в 315 млрд рублей, крупнейшие торговые сети и застройщики, определяющие сегодняшнюю экономику области, — достойный объект для руководства. «Расширение Москвы» обернулось, конечно, «сужением» Московской области, но не таким уж значительным. Население уменьшилось примерно на 90 000, на средней руки подмосковный город. С земельными площадями сокращение серьезнее (из «бублика» на карте регион превратился в разомкнутую «подкову»), но и в этом случае сокращение было не настолько значительным, чтобы существенно обесценить этот приз. Отсюда первая проблема: для такого региона особенно сложно подобрать кандидата, который устраивал бы все значимые группы влияния «наверху» и избирателей внизу.

Следующая проблема является прямым следствием экономических достижений Подмосковья последних лет. Московская область в 2000-е годы смогла увеличить валовый региональный продукт в пять раз, объем инвестиций — почти в десять раз, торговый оборот — в десять с лишним, темпы жилищного строительства — втрое. Для страны, боровшейся в это время с переменным успехом за «удвоение ВВП», результат более чем внушительный. Подмосковье стало привлекательным не только для жителей соседних областей, но и для москвичей, искавших более доступное жилье, и для дальних мигрантов, которых привлекал более мягкий, чем в Москве, административный режим. Население области между переписями выросло только по официальным данным на полмиллиона. В крупных городах ближнего Подмосковья рост был еще более значительным: Химки выросли на треть, Балашиха — на четверть, быстрее в последние полвека росли только нефтяные города Тюменского Севера. Приток в регион активного населения, с завышенными ожиданиями, привел к образованию разнородной и взбаламученной среды.

Еще одна особенность столичного региона коренится в сложном мозаичном устройстве области. Почти восемь десятков муниципальных образований, самые большие из которых составляют не более 3-4% населения области, — это удобно для губернатора. Вряд ли какой-либо глава района или мэр окажется достаточно сильным, чтобы стать серьезным конкурентом. Неудобно всем остальным. Городов и районов оказывается слишком много, чтобы их можно было контролировать «сверху», чаще всего они оказываются предоставленными сами себе, живут собственной жизнью, нередко с криминальным или коррупционным оттенком. Областной политической жизни в Подмосковье мало, она вся помещается в нескольких административных зданиях, в газете и телеканале с очень скромной аудиторией. Местные администрации намного заметнее, ведут себя часто бесцеремонно, их вклад в общее раздражение жителей, в протестные настроения едва ли не самый значительный. Конкурировать с ними в этом могут разве что градообразующие предприятия и компании-застройщики в тех городах, где они чувствуют себя хозяевами положения.

В таком регионе сложно обеспечить нужный результат на выборах. Последняя думская кампания 2011 года показала, что для провального результата «партии власти» достаточно всего лишь уходящего, то есть почти безразличного к итогам, губернатора. Тогда «Единая Россия» получила 33% (неофициально меньше).

Насколько адекватными были действия властей региона в последние годы? Они, казалось, только мешали развитию области. Одна за другой появлялись новости о долгах и угрозах дефолта, коррупционных скандалах, обманутых дольщиках, манипуляциях с земельными участками, мало вменяемых местных выборах с отсевом, иногда отстрелом, конкурентов. Передышка на время губернаторства Шойгу — на традиционные «сто дней», затем на несколько громких отставок и на относительно пристойные, по сравнению с более ранними, выборы октября 2012 года — была, скорее всего, лишь временной. Собранная Шойгу команда не получилась настолько безупречной, чтобы обезопасить себя от новых скандалов. Возможно, что уже второй год губернаторства Шойгу, если бы оно не было прервано так внезапно, мог бы обернуться менее благодушным отношением жителей и прессы.

Новая избирательная кампания, фактически уже начавшаяся, повлияет на местную власть, скорее всего, двояко. Областное правительство, чувствуя себя «временным», не будет с ними связываться, вступать в сколько-нибудь серьезный конфликт, даст время еще пожить «в свободном плавании». Протестные силы, их «добрые машины правды», наоборот, будут присматриваться к предвыборному региону внимательнее, чем раньше, раскручивать и выносить на поверхность любую более-менее подходящую историю из подмосковной жизни. Это особенно значимо для прилегающего к Москве ближнего пояса городов и районов, на который приходится примерно треть жителей области — самых активных и беспокойных, во многом похожих на москвичей по другую сторону МКАД.

Чтобы прогнозировать результаты выборов надо помнить, что для нынешнего политического режима существуют риски, с которыми он справляется более-менее успешно, умеет их отслеживать и предотвращать (безработица, выплаты зарплат и пенсий, в какой-то мере коммунальные платежи), и есть, наоборот, проблемы, перед которыми он чаще всего оказывается бессильным. К их числу относятся наступление на среду обитания и собственность граждан, (точечная застройка, борьба с незаконными постройками, проблемы дачных кооперативов, лесов и лесопарков), конфликты с мигрантами и полицией. Все это издержки экономического роста, в Московской области их больше, чем в каком-либо другом регионе, здесь для них условия самые подходящие. Однажды, в начале 2005 года, Московская область уже оказалась одним из главных в стране очагов массовых протестов — из-за монетизации льгот. Сейчас такого же ясного, как семь-восемь лет назад, повода для протеста не просматривается, но череда местных конфликтов — мелких, но типичных и узнаваемых — создает понемногу критическую массу протестных настроений. Напряжения и неопределенности может накопиться столько, что выправить ситуацию для власти сможет разве что кто-то сильный и даже легендарный. Примерно такой, как уходящий Сергей Шойгу.

Новости партнеров