Новая антикоррупционная кампания: в чем ошибка имиджмейкеров Путина

Владимир Путин фото East News/AFP
Большинство граждан уверено, что показательная борьба с коррупцией начата ради спасения имиджа Владимира Путина

Немного есть пунктов, по которым все россияне согласны меж собой. Еще меньше таких, по которым они согласны еще и со своими правителями. Высказанное Дмитрием Медведевым во время его президентства суждение о том, что коррупция — это наш главный бич, было поддержано практически всей страной.

Наверное, спичрайтеры следующего президента приняли к сведению этот факт, и потому в его предвыборных выступлениях были даны обещания снизить коррупцию «минимум в два-три раза» за шесть лет. В то, что эти обещания будут выполнены, сегодня верят 35%, не верят 49%, это показал опрос Левада-Центра, проведенный в конце ноября 2012 года.

Он также продемонстрировал, что российские граждане, известные своим постоянством в одобрении Путина, на вопрос о том, как изменилось дело с «воровством и коррупцией в руководстве страны за последние 10-12 лет», в одном случае из десяти отвечали, что этих преступлений стало меньше, почти столько же не знали, как ответить. Большая же часть опрошенных разделились практически поровну между мнениями, что таких преступлений и теперь «примерно столько же» (43%) и что их «стало больше» (41%). При этом нашлись две группы опрошенных, которые чаще прочих настаивали, что коррупции стало больше. Это были предприниматели и чиновники. И те и другие хорошо знают, как обстоят дела по этой части, ведь это, так сказать, партнеры по коррупционному процессу.

Поводы для недовольства накапливались давно. Много неприятностей доставило дело Магнитского. Мало того что власти просчитались и его смерть вызвала такой международный шум. Оказывается и у себя в отечестве лишь 5% верят, что эта смерть — всего лишь стечение обстоятельств. Хотя и признать, что покойный был прав, мы не в силах. Подгадил и закавказский супостат. Граждане уже почти сошлись на том, что он не в себе, а Грузия взяла и, как все говорят, искоренила полицейскую коррупцию, притом быстро и без крови. Достали и свои разоблачители. С мнением, что партия ЕР такая, какой ее обозвал Навальный, согласны 38%, не согласны всего на 2 п. п. больше.

Что-то надо было делать. Было решено прежде всего отмываться от стигмы покровителей «своих» коррупционеров. Нашелся министр — во-первых, из «своих», во-вторых, избавление от него позволяло заработать очки у армейских. К тому же на замену была двинута единственная фигура в правительстве, по поводу которой у публики нет подозрений в коррупции и которая обладает почти столь же устойчивым рейтингом, как и сам президент. Назначение Шойгу приветствовали 70% россиян, (на 4% больше, чем одобрили отставку Сердюкова).

Могло ли снятие Сердюкова и назначение Шойгу улучшить имидж Путина в глазах его международных партнеров? Вряд ли. Помогло ли это с имиджем внутри страны? Некоторые говорят: да. Наши данные таких свидетельств не дают. Если рейтинг — это показатель состояния имиджа, то он в ноябре был ниже, чем в октябре, хотя по-прежнему держится в обычной для Путина зоне, составляя 63%.

Похоже, что с этой кампанией как пиар-мероприятием опоздали. Жесты власти, указывающие на коррупцию в верхах, для публики были лишь подтверждением известного. 80% россиян согласились с тем, что «коррупционные схемы, в которые оказался втянут Сердюков, — это проявления всеобщего разложения и коррумпированности власти». В образованном сословии так думают все 85%.

В связи с этой отставкой возникли две версии. Одна, которой поверили 40%, предлагает считать, что эта отставка означает: начата «систематическая чистка руководства страны от людей, которые злоупотребляют своим положением». Другую версию поспешил объявить неверной сам Путин. Он сказал, что у нас «не 37-й год». Однако гипотезу о том, что эта история с министром лишь проявление «борьбы между разными группировками власти», считают наиболее правдоподобной 42%. Весьма показательно, что в борьбу группировок во власти верит 55% чиновников, то есть наиболее близких к делу людей. Похоже, они взволнованы. Они лучше других знают, что такие чистки — это процессы, у которых возникает своя логика и инерция, и, до чего они могут довести, наша история нам уже показала.

В народе в успех этих мер верит чуть более четверти опрошенных, более 35% в него не верят, более 20% считают, что результат «сам во многом зависит от коррумпированных чиновников». Главное же — это уверенность 60% россиян в том, что «нынешняя кампания по борьбе с коррупцией ведется лишь для того, чтобы укрепить пошатнувшееся доверие людей к Путину и отвести от него обвинения в создании в России коррумпированного режима».

Новости партнеров