Назад к прописке: что стоит за борьбой с «резиновыми квартирами»

фото Photoxpress
Последние законопроекты в области миграционной политики направлены на силовое решение проблемы

Последние законодательные инициативы в сфере миграции заставляют задуматься. Похоже, что реальные шаги власти идут вразрез с ее же программными документами. К примеру, в принятой в прошлом году Концепции миграционной политики заявлено, что без миграции России не обойтись ни при каком варианте развития, будь то инерционный или инновационный. В предвыборной статье Владимира Путина речь шла о том, что надо повысить качество миграционной политики государства, но одними силовыми методами проблемы не решить. А также о роли гражданского общества в установлении национального равновесия в России и адаптации мигрантов.

На деле законодатель выбрал как раз силовой путь. Законопроекты, претендующие на совершенствование миграционной политики, посыпались как из рога изобилия. Они вносятся в Госдуму с конца прошлого года. Обозначим несколько наиболее «громких». Например, депутаты от «Единой России» Ирина Яровая и Александр Хинштейн предлагают запретить въезд в Россию мигрантов, имеющих непогашенную или неснятую судимость за совершенное в России умышленное преступление, либо тех, кто был осужден. Также запрет накладывается на мигрантов, которые использовали в России подложные документы, или на тех, кто уклонился от уплаты налогов, административного штрафа, а также не погасил расходы по выдворению за пределы страны. Правда для последних въезд все же будет открыт в случае компенсации долговых обязательств. Одновременно депутаты пытаются решить проблему «резиновых квартир». Они предлагают ввести понятие «учетной нормы» площади жилого помещения на одного человека и запретить регистрировать иностранцев в случае превышения нормы.

Но авторы закона не учли, что существует право на воссоединение с семьей, а также запреты на дискриминацию. Предложенные запреты не дадут эффекта, так как основной поток мигрантов прибывает из стран СНГ, с которыми у России безвизовый режим. А на родине ничто не мешает мигранту получить новый паспорт и поменять фамилию — власти там относятся к этому с «пониманием». Более того, статья 26 закона «О порядке выезда и въезда» позволяет миграционной службе решать вопрос о въезде индивидуально. Но мигранты, порой становятся преступниками не по своей вине, а из-за административных и коррупционных препонов, поэтому, усиливая «отсев» незаконопослушных, нужно одновременно создавать более прозрачные правила игры для тех, кто хотел бы соблюдать закон. Возврат же к «учетной норме жилья» — противоположный тренд.

Ставить регистрацию в зависимость от размера жилой площади — это возврат к советской прописке. Такой порядок существовал до 2006 года и привел к тому, что огромное количество мигрантов оказались нелегалами. В России слишком маленький жилой фонд (более 10 млн россиян не обеспеченны надлежащим жильем), и у мигрантов не было возможности зарегистрироваться. Добавьте к этому отсутствие цивилизованного рынка съемного жилья. Поэтому в 2006 году и была разорвана связь акта регистрации с размером жилой площади. В результате число легальных мигрантов увеличилось вдвое.

Другой законопроект, внесенный президентом страны, отчасти тоже посвящен «резиновым квартирам». Речь идет о поправках в закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ», в Уголовный кодекс и в Кодекс об административных правонарушениях. В них нет понятия «учетная норма», но есть ужесточение санкций для россиян, живущих не по месту регистрации, для квартирных хозяев, сдающих им жилье в аренду, и для должностных и юридических лиц, осуществляющих деятельность по незаконной регистрации граждан. Самому жильцу нарушение будет грозить штрафом от 2000 до 3000 рублей, а в Москве и Санкт-Петербурге — от 3000 до 5000 рублей. Хозяевам жилья — от 2000 до 7000 рублей, юрлицам — от 250 000 до 800 000 рублей.

В Уголовный кодекс предложено ввести наказание за «фиктивную регистрацию или постановку на миграционный учет как для граждан России, так и для иностранных граждан» — штраф от 100 000 до 500 000 рублей, принудительные работы до трех лет или даже лишение свободы до трех лет. Лицо, совершившее преступление, будет освобождено от уголовной ответственности, если «способствовало раскрытию преступления».

Вольно или невольно президент тем самым заявил, что у нас не существует эффективной национальной системы учета движения людей — ни собственных граждан, ни мигрантов. Де-факто он признает, что попытки построить такую систему на основе современных технологий потерпели неудачу. Госрегистр населения 1990-х годов, система персонального учета населения конца 1900-х — начала 2000-х, Центральный банк данных по учету иностранных граждан, созданный в 2005 году, Государственная информационная система миграционного учета, действующая с 2007 года, — все они не решают поставленных задач. Поэтому решили вернуться, по сути, к проверенному механизму «прописки».

Если вспомнить заявление директора ФМС Константина Ромодановского о необходимости создания реестра лиц, не проживающих по месту регистрации более трех месяцев, сделанное год назад, сопоставить его с предложениями Владимира Путина запретить чиновникам иметь собственность и счета за рубежом и с курсом на деофшоризацию экономики, можно сделать довольно неожиданный вывод. Законопроект, возможно, является первым шагом по практическому воплощению этих идей. Он не содержит механизмов, позволяющих эффективно применять его к обычным небогатым гражданам. В заключении правительства отмечается, что из проекта неясно, как чиновники будут устанавливать, живет гражданин по месту регистрации или нет.

Зато без проблем можно будет выявлять и фиксировать тех, кто натурализовался за рубежом и имеет, как правило, там финансовые интересы. База пограничной службы легко позволяет это сделать.

Правительство тоже не осталось в стороне. Оно предлагает внести поправки в закон «О правовом положении иностранных граждан». Законопроект вводит четкий запрет найма высококвалифицированных специалистов (ВКС) для обслуживания покупателей в розничной торговле, независимо от ассортимента реализуемых товаров, торговых площадей и форм обслуживания покупателей. Исключения делаются только для тех, кто занимает руководящие посты в этой сфере. Законодательный посыл понятен: по официальным данным, каждый пятый «высококвалифицированный иностранный специалист» занимается торговлей, по неофициальным оценкам, цифра гораздо выше. Речь идет в основном о гражданах Китая, которые с помощью преференций, предусмотренных для ВКСов, легализуют свой бизнес в России. Взятка в 200 000 рублей чиновнику, который закроет глаза на нюансы и причислит такого торговца к ВКСам, — для них не очень большие деньги. Законопроект пытается помешать нечестному бизнесу китайцев и чиновников.

Но есть в нем еще один момент: право формирования квоты на иностранную рабочую силу и ее распределения будет определяться «утвержденным уполномоченным органом исполнительной власти» (сейчас это делает правительство). А это уже похоже на попытку раздела сфер влияния между группами интересантов в ФМС и Минтруда России. Ведь распределение квот между работодателями — все еще лакомый кусок для коррумпированных чиновников.

Новости партнеров