Почему в России бессмысленно вводить драконовские штрафы | Forbes.ru
сюжеты
$58.69
69.06
ММВБ2148.67
BRENT63.68
RTS1153.58
GOLD1256.27

Почему в России бессмысленно вводить драконовские штрафы

читайте также
Кара небесная. Можно ли заставить авиакомпании платить за задержки рейсов Отпуск без задержания: как слетать на шопинг за границу и не угодить в тюрьму Споры о цене и расторжение договора: случаи, когда стоит судиться с подрядчиками Полковника никто не помнит: как живет Ливия без Муаммара Каддафи Ничего нет нового под солнцем. Будет ли остановлена глобализация? С бонусом на выход: пять правил, которые помогут топ-менеджеру принять жизнь после отставки +5 просмотров за суткиГлавные рейтинги года в еженедельнике Forbes для iPad Южная Корея без президента: импичмент входит в моду Встреча Forbes club с Олегом Тиньковым Прямая трансляция лекции "Свобода, которую мы выбираем" Молись и кайся: что делать, если вы попались на допинге +14 просмотров за суткиЗвук цивилизации: почему музыка уходит в стриминговые сервисы Эффект помады: почему акции бьюти-компаний ведут себя лучше рынка Нефть под ОПЕКой: влияние картеля на котировки будет недолгим Санкции не сняли: с чем уезжает из России турецкий премьер +11 просмотров за суткиКто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития +13 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Почему угольная промышленность устойчива к кризису +1 просмотров за суткиДевятая лекция цикла «Хроники пикирующей империи» – Леонид Гозман о свободе +1 просмотров за суткиФигура умолчания. О чем не сказал Путин в послании Федеральному собранию
Мнения #Новости 15.01.2013 08:58

Почему в России бессмысленно вводить драконовские штрафы

Леонид Полищук Forbes Contributor
фото Коммерсантъ / Андрей Стенин
Российские власти все чаще борются с недугами общества с помощью разорительных штрафов. Каковы будут последствия?

Как лучше бороться с правонарушениями? Российское государство все чаще отвечает на этот вопрос ужесточением административных, уголовных и разорительных штрафных санкций. Ожидается, что угрозы остановят тех, кто намерен преступить закон.

Превентивная функция наказания зависит не только от суровости кары, но и от ее неотвратимости. Нобелевский лауреат Гэри Беккер предложил экономическую теорию преступности, согласно которой потенциальный нарушитель закона соизмеряет издержки и выгоду от своих действий. Издержки оцениваются ожидаемыми потерями от применения санкций, и с этой точки зрения стотысячный штраф, от которого удастся уклониться в 90% случаев, и штраф в двадцать тысяч, который будет наложен с вероятностью 50%, одинаково предотвращают нарушение закона. Между тем ужесточение наказаний для государства «бесплатно», тогда как рост раскрываемости преступлений требует дополнительных затрат на правоохранительные службы. Из этого, казалось бы, следует, что свирепые санкции и в самом деле защищают общество от преступности не хуже и дешевле, чем умеренные наказания. В своей крайней форме эта логика известна как boil them in oil («сварите их заживо в кипящем масле») — и, разумеется, не применяется в цивилизованном мире. 

Ужесточение санкций не только противоречит этическим требованиям соразмерности наказания тяжести проступка, но и чаще всего бесполезно. Анализ статистики правонарушений, как правило, не обнаруживает значимого воздействия тяжести наказаний на масштабы преступности. Превентивный эффект повышения неотвратимости санкций выражен куда отчетливее. Преступность в городах США, включая Нью-Йорк и Лос-Анджелес, удалось значительно сократить усилением полицейского патрулирования, распространением видеонаблюдения и ростом числа арестов нарушителей. Несмотря на популярность в обществе ужесточения наказаний, правительства и парламенты не теряют чувства меры. В Канаде не так давно штрафы за нарушение ПДД в нетрезвом виде были повышены с $600 до $1000 (около 2% ВВП на душу населения против 100% ВВП на душу населения, предложенных в России). 

Если верно, что строгость и неотвратимость наказаний отчасти заменяют друг друга, то «карающий уклон» в России едва ли объясняется желанием сэкономить на силовых ведомствах — национальная безопасность и правоохранительная деятельность остаются приоритетными статьями российского бюджета. Скорее, речь идет о неявном признании низкой эффективности охраны правопорядка в стране и попытке прочесть известный афоризм, приписываемый Салтыкову-Щедрину, наоборот — скомпенсировать необязательность исполнения законов их растущей строгостью. Это попытка с негодными средствами — чем более коррумпированы и манипулируемы полиция и суды, тем меньше шансов, что жесткие санкции возымеют желаемый эффект, поскольку от них можно откупиться связями, положением или взятками. Экономисты Эдвард Глэзер и Андрей Шляйфер обращают внимание на то, что эффективная юридическая санкция не может превышать «рыночной цены» правосудия в той или иной стране — в противном случае высокие штрафы уходят в коррупционный «гудок». Парадоксальным образом суровые наказания могут позволить себе только страны с прочным верховенством закона, но они значительно меньше нуждаются в таких наказаниях ввиду эффективной и беспристрастной администрации правосудия. 

В «тучные» годы власти в России откупались от институциональных реформ ростом бюджетных расходов. Карающий уклон в российском праве — это та же логика со знаком минус. Реальную реформу полиции и судов опять подменяют платежами — на этот раз граждан государству. Будет повод лишний раз убедиться, что качественные институты нельзя заменить ни щедростью, ни жестокостью власти. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться