Почему мы предсказали падение рубля

фото Photoxpress
Один из авторов исследования института «Центр развития» НИУ-ВШЭ — о том, как возник прогноз снижения курса до 46 рублей за доллар

Какими темпами будет устойчиво расти российская экономика? Будут ли это 4-5% или существенно меньше? Что будет с рублем в отсутствие постоянного роста цен на нефть? Что будет со всеми этими показателями, если вторая волна все-таки накатит? Этим вопросам институт «Центр развития» посвятил недавно опубликованный очередной выпуск «Нашего экономического прогноза».

Первый важный вывод нашего анализа состоит в том, что источники посткризисного роста российской экономики – восстановление запасов и увеличение экспорта — близки к исчерпанию. Устойчивый рост экономики не может быть обеспечен за счет бесконечного наращивания запасов. Рассчитывать на высокие темпы роста экспорта российской продукции также не приходится, поскольку сохранение низких темпов роста США и стран Евросоюза, замедление темпов роста Китая будут приводить лишь к ужесточению конкуренции. Поэтому единственной опорой для роста может выступать увеличение производства товаров и услуг для потребления на внутреннем рынке. Однако ирония в том, что опоры как таковой сейчас пока нет: вклад производства для внутренних нужд в прирост ВВП в 2010 году был отрицательным и, по самым оптимистичным оценкам, вряд ли будет положительным по итогам 2011 года. Для наблюдаемых темпов роста товарооборота и инвестиций текущий рост импорта слишком велик.

Станет ли этот сектор экономики опорой, зависит от того, как будет изменяться конкурентоспособность отечественных товаров по отношению к импорту. Если предполагать, что она в скором времени повысится и даже превысит докризисный уровень, то мы получим базовый и консервативный варианты прогнозов Министерства экономического развития, которые выходят на темпы роста экономики 2,8-4,8% в 2012-2014 годах. Если предположить, что конкурентоспособность не поднимется выше докризисного уровня, то наши расчеты показывают: темпы роста опускаются до 1,5-2% несмотря на внешнее благополучие данного сценария. Для увеличения привлекательности отечественных товаров нужны инвестиции в несырьевые и негосударственные сектора. Однако если до кризиса в эти сектора в среднем шло до 50% прироста инвестиций, то после кризиса эта доля сократилась до 9% в 2010 году и 16% в первом полугодии текущего года. Однако сейчас инвестиционная привлекательность России низка и ожиданий перемен к лучшему пока не видно, поэтому рассчитывать на резкий рост инвестиций в условиях стабильных цен на нефть мы бы не стали. Поддержание темпов роста даже на текущих уровнях (4%) уже сейчас требует улучшение инвестиционного климата — либо продолжения роста нефтяных цен на привычные 30% в год.

Второй вывод заключается в том, что в ближайшие несколько лет платежный баланс будет находиться под сильным давлением и рубль будет чрезвычайно остро реагировать на изменения цен на нефть. Уязвимость рубля вызвана тем, что помимо импорта товаров и услуг резко увеличились и другие регулярные «переводы» за границу в виде трансфертов, заработной платы и инвестиционных доходов — это следствия притока мигрантов и иностранного капитала. Если эти регулярные переводы за границу в 2007 году в среднем за месяц составляли $4,4 млрд, то в 2011 году эта цифра может составить уже $8,8 млрд, то есть порядка 20% российского экспорта. В условиях неразвитого несырьевого экспорта, который составляет не более 13% от общего объема, рубль попадает в своеобразные ножницы: предложение валюты (экспорт) зависит от цен на нефть, а спрос на валюту растет вместе с экономикой. Поэтому в отсутствии шагов по замещению импорта отечественной продукцией или развитию несырьевого экспорта рубль просто обречен на постепенную девальвацию даже при высоких, но стабильных ценах на нефть, как это уже было в 2001-2002 годах. В случае же наступления второй волны и падения товарных рынков девальвация может быть существенной – до 46 рублей за доллар. Девальвацию до 40 рублей за доллар предсказывает в этих условиях и Минэкономразвития, которое традиционно более осторожно в оценках изменения курса. Способствовать увеличению устойчивости рубля может только чистый приток иностранного капитала, на который сложно рассчитывать в текущих условиях (за 2011 год ожидается отток капитала на уровне $50-60 млрд), а вытеснение импорта или увеличение несырьевого экспорта – это уже вопрос перспективы, но не ближайших двух-трех лет. Поэтому курс рубля сейчас полностью отдан на милость мировой конъюнктуры.

Наверное, можно констатировать, что вероятность кризиса и девальвации рубля сейчас существенна. Даже принимаемые еврозоной шаги по списанию половины долга и увеличения стабилизационного фонда до €1 трлн не решают главную проблему с дефицитами госбюджетов, а лишь оттягивает развязку. С уменьшением долга можно уменьшить стоимость обслуживания долга – но кто будет финансировать бюджетный дефицит Греции, да и других проблемных стран еврозоны? Однако предсказать глубину падения и то, насколько продолжительным оно окажется, сложно. С одной стороны, все основные страны так или иначе уже морально готовы проводить экстренные меры по поддержанию ликвидности в банковском секторе. С другой стороны, все принимаемые до этого меры показали свою неэффективность по решению основных проблем с кредитной нагрузкой на нефинансовый сектор, не разрешили проблемы в жилищном секторе США, не способствовали устойчивому росту, и поэтому сейчас уверенность инвесторов в успехе принимаемых мер может быть минимальна. А без уверенности инвесторов «отскока» в этот раз может и не случиться, что предварит наступление Великой мировой депрессии.

И, наконец, третий вывод. Наступление второй волны кризиса не будет означать катастрофы для экономики России, хотя, безусловно, Россия не останется в стороне. Согласно нашим расчетам, спад ВВП может составить до 4%, что существенно меньше, чем в 2009 году. Более низкие темпы роста будут главным образом связаны с меньшим перепадом динамики товарооборота и инвестиций, а также с меньшим объемом накопленных избыточных запасов – все-таки большая часть была распродана в 2009 году. Однако без частной инициативы поддерживать высокие темпы роста экономики будет невозможно и в данном сценарии даже несмотря на слабый рубль: резкое сокращение экспортных доходов сырьевого сектора и государства, исчерпание нефтяных фондов сделают невозможным поддержание инвестиций в экономику страны. Однако нам кажется, что именно в этих условиях, при низких доходах, государство может предпринять усилия по модернизации страны, по улучшению инвестиционного и инновационного климата не только на словах, но и на деле. В условиях не разрешимых быстро проблем в развитых странах это может побудить внутренних инвесторов развивать производство в России, а не вывозить капитал. Поэтому долгосрочное развитие России мы связываем именно с этим сценарием.

[processed]

Новости партнеров