$59.61
63.75
ММВБ2159.96
BRENT55.51
RTS1138.99
GOLD1210.48

Тяжелое бремя: почему большие состояния демотивируют

читайте также
Прихоть миллиардера: что можно найти внутри яхт бизнесменов От денег к власти: не только Трамп Евтушенков решил вывести свой агрохолдинг на IPO Басманная конституция: почему Россия не заплатит акционерам «ЮКОСа» Международный арбитраж отклонил иск компании Дерипаски к Черногории Состояние восьми богатейших людей мира сравнялось с доходами половины населения земли Фонд A&NN Мамута выкупил долю Потанина в Rambler&Co Сорос потерял почти $1 млрд после избрания Трампа Неудачно зашел. Участника списка Forbes подозревают в рейдерском захвате шахты Почему Трамп сдал Россию: президент в плену сдержек и противовесов ФАС разрешила Рыболовлеву продать «Военторг» гонконгскому офшору Мордашов увеличил свою долю в операторе TUI до 21% Мильнер модернизирует крупнейший телескоп для поиска внеземных цивилизаций Российские миллиардеры разбогатели на $29 млрд после избрания Трампа Самые богатые китайцы. Рейтинг Forbes «Гороскоп» миллиардеров. Астрологический подсчет Бидзина Иванишвили продал три картины из своей коллекции на сумму $112 млн Одеть Гиппократа: форма для медиков и не только Зрелища ради хлеба: благотворительные инициативы прошедшей недели Пора за елкой: путеводитель по новогодней зелени Переход наличности. Михаил Прохоров – продавец года по версии Forbes

Тяжелое бремя: почему большие состояния демотивируют

фото Fotobank / Getty Images
Владимир Потанин (№4 в списке богатейших бизнесменов, состояние $14,5 млрд) написал для Forbes колонку, в которой объяснил, почему нельзя передавать миллиардные состояния по наследству

Как следует из исследования Forbes, большинство совершеннолетних детей российских миллиардеров работает в папиных компаниях. Из этого факта можно сделать сразу несколько не очень приятных для страны и общества выводов.

Во-первых, в стране не работают социальные лифты. Даже дети богатых и успешных родителей, которые имеют возможность получить неплохое образование и другие формы «стартовой поддержки», тем не менее не могут трудоустроиться где-либо, кроме как в компании родителей или по их рекомендации. Во-вторых, такое положение дел чревато тем, что наиболее дееспособные и амбициозные дети, не желающие почивать на родительской славе, будут искать работу там, где их знания будут более востребованы, то есть за рубежом. А это называется утечка кадров и мозгов. Вывод третий: даже успешным людям в нашей стране не всегда удается мотивировать своих детей. К сожалению, в России нет культа успеха и стремления опираться на свои собственные силы. Ведь если даже дети успешных родителей не протестуют против жестко прописанного сценария своей жизни, не рвутся из родительского гнезда, значит что-то их сдерживает. Или неуверенность в своих силах, или — что еще хуже — стремление не приумножать успехи родителей, а просто жить за счет их достижений. В этой «пенсионерской» позиции мало хорошего.

На это накладывается и общеэкономическая тенденция: сегодня молодежь все меньше готова к смелым решениям, предпринимательскому или профессиональному риску. Все рвутся на госслужбу, где можно жить спокойно и надежно. Я ничего не имею против госслужбы и работы на свою страну, сам долго работал в Министерстве внешней торговли, но не до такой же степени!

Я совершенно уверен в том, что одна из причин такой демотивации — это большие деньги, оставляемые отпрыскам их родителями. За годы работы в бизнесе я четко понял, что большие деньги — это, прежде всего, большие соблазны, большое испытание, тяжелое бремя для наследников. Они находятся в тени известного и богатого отца, у них мало стимулов и мотивов в жизни — ведь все уже вроде бы есть… Поэтому я твердо придерживаюсь взгляда, что нельзя оставлять детям такие состояния, которые демотивируют. Если вы хотите сделать ребенка счастливым, дайте ему миллион, но если хотите погубить — дайте миллиард.  Ведь в последнем случае ребенок подумает: все, жизнь закончилась, чего еще хотеть? Мой друг, Слава Фетисов, как-то точно заметил, что «с верхней ступени пьедестала первый шаг всегда вниз». Когда в материальном плане родители задают своему ребенку такую планку, с которой верх уже особо не просматривается, то это значит, что он почти обречен на первый шаг вниз. А я бы хотел дать возможность моим детям начать самостоятельную жизнь с шага наверх, со взлета.

Именно поэтому я принял для себя решение не передавать капитал по наследству, а, оставив его в трасте, направить на благотворительные цели. Обеспечив при этом своей семье достойное бытовое существование, а также две важнейшие возможности: получение образования — без ограничений, учись сколько хочешь — и поддержку на случай всяких непредвиденных проблем. То есть у детей точно есть право на образование и надежная страховка. Но всего остального дети должны добиваться сами. Примеров такого поведения в мире уже немало, в частности, такие решения приняли Уоррен Баффетт, Билл Гейтс, у нас это сделал Дмитрий Зимин, основатель «Вымпелкома».

Характерно, что  инициатива Баффетта и Гейтса получила в США широкий резонанс: у них появилось много последователей среди богатых американцев. У нас же в России мои слова о передаче капитала на благотворительность были восприняты скорее как проявление экстравагантности, некоторого чудачества и проходят пока не в разделе «фундаментальные ценности», а в разделе «из жизни отдыхающих». Наше общество пока попросту не готово к подобным поступкам. Но дорогу осилит идущий.

Читать далее: спецпроект «Наследники»