Охрана Березовского, разговорившийся Абрамович и незнакомцы с сумками

Елена Пахомова Forbes Contributor
фото Diomedia
Репортаж из лондонского суда

Лондонский Высокий суд в четверг обсуждал сложные, интригующие и не лишенные криминального оттенка партнерские отношения в деле по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Речь шла о роли Березовского в «Сибнефти» и о создании «Русала».

Надо сказать, что «тандемы» на этих слушаниях сложились странно гармоничные. Если в начале процесса здесь блистали искрометные Березовский и допрашивавший его адвокат Абрамовича Джонатан Сампшн, соревновавшиеся в красноречии и искусстве полемики, то Абрамович с юристом своего оппонента Лоренсом Рабиновицем — полная им противоположность. На четвертый день показаний Абрамовича никакого аншлага уже не было, британские журналисты решили дожидаться новых ярких свидетелей, и на освободившиеся в зале места потянулась разнообразная маргинальная публика — частые посетители либеральных в плане открытости британских судов. Странные любопытствующие с большими сумками и какими-то непонятными предметами вызывали явное раздражение у охраны Березовского, которая сидит как раз у входа в зал и вынуждена «сканировать» каждого входящего.

Телохранители Березовского не покидают его ни на минуту, во время каждого перерыва постоянной тенью сопровождая его, куда бы он ни направился. Абрамович в этом плане более свободен — разгуливает один, а если начинает с кем-то общаться, могучее тело над собеседником не склоняется.

Роман Абрамович, кажется, наконец почувствовал вкус процесса — тема собственности на компании, которые стоят в центре иска, вызвала в нем неожиданное желание пояснять, описывать и рассуждать. Так много и ярко Абрамович здесь еще не выступал.

Олигарх рассказал суду, что все слухи о том, что Березовский входил в число акционеров «Сибнефти», были вызваны одним: компания на самом деле не хотела раскрывать истинный состав акционеров. Хотя состав был предельно прост — Абрамович заявляет, что был единственным держателем акций. Иметь Березовского в качестве лица компании было выгодно, поскольку его политический вес обеспечивал «Сибнефти» неприкосновенность и статусность.

Адвокат Рабиновиц, продолжавший путать ответчика сложными предложениями, которые при переводе на русский язык окончательно скрывали смысл сказанного, не понимал. Юрист занимается делом двух российских олигархов уже не первый месяц, если не год, но многие российские реалии не укладываются в его голове. Он попытался вывести предпринимателя на то, что он и его команда намеренно врали журналистам, когда в 2000 году говорили, будто алюминиевые активы покупали акционеры «Сибнефти», а потом не опровергали слухи, что в их числе был Березовский.

«Мы тогда держали информацию об акционерах «Сибнефти» закрытой, распространялись только необходимые сведения, у меня причины на это были», — пояснил Абрамович, намекнув, что причины эти были связаны с соображениями безопасности. Березовский на этих словах даже открыл рот.

Когда Абрамович начал развивать тему политического влияния своего бывшего делового партнера, судья даже попросила его остановиться и говорить медленнее — ответчик выступал громко и ярко. Он назвал Березовского образца 1990-х «политической корпорацией», на которую работали все крупные предприниматели. «Он стал политическим руководством всего крупного бизнеса», — продолжил Абрамович.

И тут же извинился перед адвокатом, который снова, кажется, не понял. Абрамович извиняется часто и совершенно обезоруживающе, как маленький ребенок. Он быстро привык к тому, что за нарушением судебных порядков следует замечание судьи, а потому перед тем, как прокомментировать что-то, всегда спрашивает разрешения и говорит «Окей», когда судья просит его подождать.

Абрамович решил пояснить суть партнерских отношений с Олегом Дерипаской. В четверг в лондонском суде наконец всплыла некая аудиозапись, сделанная в аэропорту Ле Бурже, где Березовский и Абрамович обсуждают возможность объединения своих алюминиевых активов с бизнесом Дерипаски. Этот разговор несколько дней назад попал в газету Sunday Times: на пленке Абрамович якобы объясняет, почему его компаньон не может претендовать на легализацию своей доли в алюминиевых активах. А именно — потому что на то же будут претендовать и партнеры Дерипаски, среди которых оказался Антон Малевский, алюминиевый бизнесмен, который считался лидером Измайловской организованной преступной группировки. Легализация криминальных участников бизнеса, утверждает Абрамович, превратила бы «Русал» «в ничто».

О криминальной составляющей российского бизнеса Абрамович стал говорить гораздо больше и откровеннее, чем в первые дни. Он будто почувствовал, что если откажется от практики односложных ответов, то сможет доказать свою правоту.

И выступление на публике ему, очевидно, пришлось по душе. Иссушенный долгими и сложными вопросами адвоката, в перерыве Абрамович вылетел из зала и в конференц-комнате своей команды начал прикладывать к голове холодные пачки с соком. Но, несмотря на усталость, чувствовался в нем какой-то ажиотаж. Он, смеясь, разговаривал с кем-то из своих юристов, корчил рожи, прогуливался по холлу, не обращая внимания на наблюдавших за всем этим журналистов, строчивших в Твиттер. В руке у ответчика была замечена банка с энергетиком. Выпил ли он его, неизвестно, но в ожидании судьи, стоя рядом с ложей для свидетелей, он разговаривал с переводчиками и даже пританцовывал. Абрамович сильно устал, это было видно, но настроение у него было прекрасное.

[processed]

Новости партнеров