Студентам нужны не технологии, а стимулы их изучать | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.1
ММВБ2143.99
BRENT63.25
RTS1148.27
GOLD1256.54

Студентам нужны не технологии, а стимулы их изучать

читайте также
+311 просмотров за суткиСуд признал экс-министра Улюкаева виновным в получении взятки в $2 млн +1207 просмотров за суткиСоперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции +1812 просмотров за суткиПрезидент шутит. Как менялся юмор Владимира Путина +1160 просмотров за суткиПонять и простить. Кто воспользуется налоговой амнистией Владимира Путина +359 просмотров за суткиПутин пообещал простить должников и не повышать налоги до конца 2018 года +115 просмотров за суткиПутин оценил поведение Саакашвили и политику Киева +127 просмотров за суткиПутин назвал ошибкой назначение Родченкова в спортивную систему России +159 просмотров за суткиПутин заявил, что пойдет на выборы 2018 года как самовыдвиженец +5313 просмотров за суткиПобеда в Сирии. Чем закончилась военная операция для России +5 просмотров за суткиВладимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом +129 просмотров за суткиПутин заявил о выводе российских войск из Сирии +40 просмотров за суткиГлавный по агитации. Что будет с начальником штаба Владимира Путина после выборов +21 просмотров за суткиПутин разрешил российским спортсменам ехать на Олимпиаду под нейтральным флагом +11 просмотров за суткиВладимир Путин заявил о выдвижении на пост президента России в 2018 году +1531 просмотров за суткиЧичваркин и компания: Титов предложит Путину простить бежавших в Лондон бизнесменов +37 просмотров за суткиБывший разведчик Маттиас Варниг выкупил долю в российском конкуренте Microsoft +39 просмотров за суткиЗарплата за ребенка. Путин обещает ежемесячные выплаты молодым семьям +170 просмотров за суткиКандидат от бизнеса. Зачем Борис Титов идет на президентские выборы +124 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +74 просмотров за суткиПутин делает ход: как президент борется с кланово-олигархическим капитализмом +80 просмотров за суткиКонец войны. Путин и Асад обсудили завершение операции в Сирии

Студентам нужны не технологии, а стимулы их изучать

фото Fotobank/Getty Images
Финансирование университетов не поможет росту технологических отраслей, пока борьба за ренту оказывается выгоднее инновационной деятельности

Авторы — Тимур Натхов и Леонид Полищук, лаборатория прикладного анализа институтов и социального капитала ВШЭ

В своей программной статье в «Ведомостях» Владимир Путин призывает преодолеть технологическую отсталость национальной экономики и предлагает повысить для этого финансирование российской науки, в первую очередь университетской, чтобы поощрять таким образом инновации и «развитие креативного класса». Будучи сотрудниками исследовательского университета, мы, разумеется, приветствовали бы государственную поддержку конкурентоспособных научных центров России — это станет значительным шагом вперед по сравнению со сколковской идеей создания посреди российского запустения комфортабельной теплицы для импортных талантов.

Проблема в том, что одним лишь финансированием высокотехнологичных отраслей науки и образования преодолеть экономическую отсталость не удастся — необходимо, чтобы российские таланты и в особенности одаренная молодежь предпочли инновационную деятельность нынешним «работодателям мечты» — «Газпрому», «Роснефти» или администрации президента. Для этого потребуется обратить вспять деградацию экономических и политических институтов в России, наблюдавшуюся на протяжении последнего десятилетия, и обеспечить надежную защиту прав собственности, верховенство закона и справедливую конкуренцию.

Знаменитый экономист Уильям Баумоль двадцать лет назад выдвинул гипотезу, согласно которой предпринимательская энергия и креативность могут направляться либо в производительные инновации, либо в «борьбу за ренту», когда личный успех обеспечивается монопольным положением, принадлежностью к привилегированному классу и доступом к «административному ресурсу». Выбор зависит не столько от личных наклонностей одаренного индивида, сколько от институциональной среды, защиты прав собственности и развития рынков. Страна, в которой изобретатель приходит с просьбой о поддержке не к венчурному капиталисту, а к императору (именно так обстояло дело в Древнем Риме и средневековом Китае), обречена на упадок, говорит Баумоль.

Наше исследование с использованием статистики высшего образования в почти ста странах мира полностью подтверждает гипотезу Баумоля: в государствах с сильными институтами естественные науки, высокие технологии, информатика и медицина значительно популярнее среди студентов, чем там, где институты слабее. В странах с неэффективными институтами большим спросом пользуется правоведение; печальный парадокс состоит в том, что чем больше в государстве беззакония, тем, при прочих равных условиях, в нем больше обладателей дипломов юриста. В Канаде доля выпускников-юристов не превышает 2% от общего числа получивших высшее образование, тогда как в Эквадоре каждый десятый студент учится на юридическом факультете. Наоборот, дипломы физиков, химиков, биологов, математиков и программистов в Канаде получают 10% выпускников, а в Эквадоре — меньше 5%.

Данные свидетельствуют о том, что институты влияют на распределение талантов гораздо сильнее, чем другие факторы, включая богатство страны, ее технологический потенциал и наличие научных школ. Эта зависимость выражена особенно отчетливо среди стран с переходной экономикой, где до начала реформ в высшей школе преобладали инженерные и естественно-научные дисциплины. В начале 1990-х во всех этих странах возник ажиотажный спрос на юридические и иные специальности, до того находившиеся в забвении, но затем в одних странах структура высшего образования начала выравниваться, откликаясь на успешные реформы, а в других диспропорции сохраняются в течение двадцати лет. Сегодня в Польше на 16 юридических факультетах учится 2% всех студентов вузов, тогда как в соседней Украине правоведов готовят в 150 вузах и доля студентов-юристов составляет 8%. Наоборот, на инженерных и естественно-научных отделениях в Польше обучается 8-9% студентов, а на Украине, с ее промышленным потенциалом и знаменитыми технологическими университетами, — 4%.

Россия ближе к Украине: здесь 12% студентов изучают право и лишь 6% — естественные науки и технологии. Более того, Россия убедительно подтверждает еще один вывод нашего анализа: в странах с плохими институтами «борьба за ренту» наиболее привлекательна для особо одаренной молодежи — лучшие из лучших особенно неохотно идут в инновационные отрасли, предпочитая не созидательную, а перераспределительную деятельность. В 2010 году отличники, окончившие школу со средним баллом ЕГЭ около 70, чаще поступали на факультеты права, менеджмента и государственного управления. Результаты ЕГЭ поступивших на специальности «электронная техника», «энергетика», «геология», «химия и биотехнологии» заметно скромнее. Почти каждый пятый студент-юрист в сегодняшней России имеет результаты ЕГЭ 80 баллов и выше; среди тех, кто изучает космическую технику и авиационные технологии, столь одаренные студенты почти не встречаются.

Иногда говорят, что, выбирая специальность, студенты следуют моде. Трудно поверить, что молодые россияне и их родители оказываются столь легкомысленны, принимая одно из важнейших решений в своей жизни. Куда вероятнее, что в основе такого выбора — трезвая оценка перспектив успеха в различных сферах деятельности, которая одновременно является неудовлетворительной оценкой российского делового климата, включая защиту прав собственности, недопущение коррупции, эффективность государства и пр.

Возросшая господдержка высокотехнологических направлений в российской высшей школе, скорее всего, будет способствовать некоторому оживлению в этих областях, что само по себе нельзя не приветствовать. Однако без неотложных экономических и политических реформ такая мера будет иметь ограниченный эффект: новые разработки, если они и возникнут, с куда большими шансами буду реализованы за границей, и туда же вслед за ними устремятся и сами таланты, приумноженные российским образованием.

Для реального технологического рывка и достижения устойчивой конкурентоспособности в современной мировой экономике России необходимо модернизировать не только (и возможно, не столько) технологии, сколько институты. В очередной раз откупиться от реформ деньгами не удастся. В том, что касается институтов (не вузов!), Владимир Путин в своей программной статьи не столь конкретен и ограничивается менее амбициозной задачей догнать Казахстан (где, кстати говоря, в последнее время конкурентный частный сектор сталкивается с растущим давлением государства). Россия вправе рассчитывать на большее.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться