Политический текст: народ, элита и ошибка Андрона Кончаловского

фото Итар-ТАСС
Это не пропасть между элитой и народом. Страна поделилась по вертикали: по одну сторону — все понимающие и не терпящие вранья, и по другую — слепые и сломанные

В преддверии президентских выборов режиссер Андрон Кончаловский написал статью, в которой призвал российский народ «ужаснуться многим фактам и обстоятельствам русской жизни» и приобрести желание «самому меняться и менять жизнь вокруг себя». Естественно, взгляды кинорежиссера вызвали ожесточенную дискуссию.

В последнем выступлении Андрона Кончаловского три главных посыла:

— страна на грани катастрофы, она должна это узнать, ужаснуться себе и что-то начать делать;

— общество делится на продвинутых и непродремавшихся, из массы которых и выползают тираны;

— нужен лидер, который все это прокричит и начнет, аки Петр, рубить бороды на Лобном месте, но способен ли Путин на такой самоубийственный шаг, режиссер не знает, и на этой загадочной ноте кино заканчивается. Всем спасибо, тоннель в конце света.

Данные о положении в стране чудовищны и сенсационны. Главное открытие: теперь об этом знает и режиссер, брат одного из самых доверенных лиц Владимира Путина. Он хочет крикнуть об этом стране, но пишет в элитный журнал, аудитория которого и так в курсе. Журнал этот выкрик предваряет: «В преддверии президентских выборов режиссер Андрон Кончаловский решил открыть глаза читателям «Власти» на то, как на самом деле обстоят дела в России». Этой вводкой все сказано. С таким же успехом режиссер может кричать в ухо профессиональному хирургу: «У этого человека открытый перелом всех рук и ног!», вместо того чтобы звать полицию, ловить злодея и слать телеграммы родным и близким сломанного.

Второй посыл опять разделил страну на горизонтальные слои, на верх и низ, они же перед и зад. Впереди-вверху — умные и стремящиеся к свободе, позади-внизу — мутная масса, из века в век не осветляемая и выносящая на вершины власти свое же подобие. Но это противоречит яви. Страна очевидным образом делится по вертикали. По одну сторону — все понимающие, не терпящие вранья и подлости. Они есть и в аристократии духа, и во всех слоях народа. Просто надо чаще ходить в люди и пить водку не только с моделями. По другую руку — слепые и сломанные, обманутые и врущие, страждущие лизать и подставляющие выходные отверстия. Они тоже есть по всей вертикали, как в массе, так и в творческой и даже в якобы интеллектуальной элите. Вопрос не в том, чтобы элита просветила народ про то, в каком мы все пике, а в том, чтобы правые убедили левых, белые — коричневатых. И тоже по вертикали, фронтально. Чтобы друг убедил друга, брат — брата. Для начала хотя бы родного.

Если же что-то решать в масштабах страны и в горизонтах политики, то это проблема площадки, аппаратуры и говорильного аппарата. Я ничего не могу сказать о том, какой у нас народ. И никто не может, даже Андрон на базе Андроид. Это несчитаемо. Чтобы узнать правду про народ, сначала надо сказать народу правду. И потом посмотреть, как он себя поведет и как поступит.

А для этого надо одну половину телевидения отдать партии телевизора, а другую половину — партии интернета. То есть тем людям, которые обо всех ужасах, о которых сказал режиссер (и еще о многих других), знают и давно говорят, но без достаточных средств коммуникации. Которые из любого вождя сделают мартышку и в любой помпезной постановке вскроют балаган. Путин под страхом свиста уже никогда не выйдет к неподготовленной аудитории. О том, какой мы народ, мы узнаем только тогда, когда основные СМИ станут для власти такой же неподготовленной, свободно думающей, дышащей и поступающей аудиторией, способной в любой момент оглушительно свистнуть. И тогда не надо будет делить эфирное время между кандидатами и корить премьера за то, что от его телеобраза уже рябит в глазах и мозгах — он сам к бетакаму на пушечный выстрел не подойдет, как к тому боксерскому залу.

Это совсем другой водораздел. Это не водораздел между якобы элитой и якобы простым народом, который все никак не выдремывается. И это даже не водораздел между любителями стабильности и фанатами перемен, между душистыми западниками и домашними дерьмоедами. Это водораздел между теми, кто считает себя вправе не затыкаться ни на секунду, затыкая рот другим, — и теми, кто считает, что это противозаконно, подло, неспортивно и даже не по-мужски. Калягин ошибается, думая, что его гнобят за другие убеждения, взгляды и симпатии. Его и других таких же травят за то, что они своими чистыми репутациями, честными глазами и проникновенными до самого копчика голосами поддерживают тех, кто с высоты своего положения, во всеоружии власти и органов травит других — инакомыслящих, оппонентов и конкурентов, электорат и страну, народ и элиту, в том числе того же Калягина, который тоже уже отравлен ложью и заражен слепотой к преступлениям и политической подлости. Ради бога, любите стабильность (если вы не понимаете, что этот застой прямо ведет к обвалу и взрыву)! Но зачем поддерживать тех, кто травит всех невосхищающихся и независимых, мешающих врать, всех, кому спина этого лидера надоела? На вас набросились вообще-то вполне себе честные и неглупые люди, которых ваш кумир посмел назвать предателями и изменниками, за гранты посольств разваливающими Родину. Это люди, готовые отдать жизнь за право высказывать свои мысли, не сталкиваясь на каждом шагу с погромами в «Голосе», на «Эхе Москвы» и в бизнесе, поддерживающем «Новую газету». Эта наша пропутинская элита поддерживает не стабильность и курс, а прежде всего массовую и тотально организованную травлю. И при этом визжит, что ее в ответ тоже подтравливают, да еще так творчески!

Режиссер вышел на подмостки, и теперь ему надо перейти поле — до того как он окончательно проживет свою политическую жизнь. Прежде чем учить экспертов и другой темный народ, для начала лучше попробовать переубедить безнадежно просветленных соседей по даче и цеху. Это будет трудно.

Страну не ужаснут все эти цифры. Она о них просто не узнает. А чтобы узнала, надо сначала ужаснуться тому, что делают и говорят властители сердец и дум.

Ужасный век, странные какие-то мозги...

Новости партнеров