Джеймс Мердок, Арам Габрелянов и печатная вольница

Джеймс Мердок фото East News / AFP / ImageForum
Леонид Бершидский об уходе Мердока-младшего с поста главы News International

В 2009 году Джеймсу, младшему сыну основателя News Corp. Руперта Мердока, выпало прочесть престижную Мактаггартовскую лекцию о состоянии британской медиаиндустрии. Мердок воспользовался случаем, чтобы отругать местных регуляторов за слишком пристальное внимание к телевидению. Вот в печатной прессе, говорил он, такого нет — и посмотрите, как расцвела свобода в газетах: «Да, свободная пресса бывает жестковата — она шумная, неуважительная, крикливая, она вполне способна оскорбить человека, она вызывает отчаяние у судей и служит регулярным раздражителем для политиков. Но ею управляет повседневный спрос и выбор миллионов людей. Она получает прибыль, позволяющую ей быть бесстрашной и независимой. Отличная журналистика недооценена в нашем обществе, но она позволяет призвать сильных мира сего к ответу и играет жизненно важную роль в реально работающей демократии».

Теперь власти взялись за регулирование мердоковской прессы так, что и самого Джеймса обратили в бегство. Он покинул пост исполнительногно председателя компании News International, которая владеет издательскими активами News Corp. в Соединенном Королевстве: The Sun, The Times, The Sunday Times. Теперь Джеймс Мердок, третий человек в корпорации своего отца, будет заниматься телевизионными активами по всему миру. А в Англию будет наведываться редко.

Это Джеймс Мердок в прошлом году принял решение закрыть таблоид News of the World, уличенный в незаконном прослушивании телефонов. Его отец лишь согласился с таким решением сына. Никто не удивится, если теперь News Corp. продаст свои английские газеты. Ничего хорошего ждать ей от них не приходится.

В отчете за IV квартал 2011 года корпорация сообщила, что издательский бизнес принес ей на 43% меньше прибыли, чем годом раньше, не в последнюю очередь из-за закрытия популярной NotW. Прибыль от этой части бизнеса составила $218 млн, но эта сумма не учитывает потери в $87 млн, вызванные расследованиями и судами в связи с телефонным скандалом. Очевидно, что такого рода траты будут только расти, пока не загонят бизнес в убытки. Всего за два дня до отставки Джеймса Мердока важный чин Скотланд-Ярда Сью Эйкерс объявила, что в The Sun существует «культура незаконных платежей», а ее журналисты используют «сеть коррумпированных чиновников». Такова логика любой охоты на ведьм: раз уж она началась, ее не остановишь. Лишившись политической поддержки в Лондоне, издательская группа News International, скорее всего, может обрести покой, только перейдя к другому собственнику.

Интересно, вспоминал ли свою лекцию Джеймс Мердок, спасаясь с тонущего корабля. Может, было бы и лучше для бизнеса, если бы менеджмент мердоковских газет действовал так же осторожно, как телевизионные коллеги, привыкшие к гипертрофированному вниманию регуляторов.

Вспоминать-то, может, и вспоминал, но, думаю, отогнал эту предательскую мысль. Джеймс и сам начинал газетным репортером, сам спал, бывало, на скучных пресс-конференциях. Чем бы ни занимался он теперь в News Corp., прежнюю печатную вольницу он всегда будет вспоминать с ностальгией. Задавив ее, государство со своим институциональным ханжеством наверняка стало для этого татуированного бывшего хулигана еще большим врагом, чем было до сих пор.

Скажите положа руку на сердце: вы бы радовались, если бы наша полиция и суды покончили с таблоидным бизнесом Арама Габрелянова, всеми этими «Жизнями» и «Твоими днями»? «Культура незаконных платежей», «сеть коррумпированных чиновников» — это ведь и про габреляновскую контору, которую ее основатель строил по мердоковским канонам, хоть и своеобразно интерпретированным. Я бы не радовался. Какой бы мерзкой ни была продукция «Ньюс Медиа», это когда-то была часть свободной российской прессы. И будет опять, когда сменится режим и эта самая свободная пресса возродится из немногих оставшихся островков. Потому что у нее есть функция, о которой так красноречиво высказался Джеймс Мердок три года назад.

Кстати, в той же лекции он говорил, что нет больше отдельных рынков — телевизионного, печатного, радийного и пр. Есть всемедийный рынок. На котором, добавлю от себя, самыми живыми и самыми полезными для общества останутся те информационные среды, до которых трудно дотянуться цензуре, государственному морализаторству, законам, написанным для защиты тех, кому есть что скрывать. Кто сказал, что WikiLeaks не СМИ?

Новости партнеров