Чего боятся беженцы Фукусимы | Forbes.ru
$59.39
69.69
ММВБ2130.39
BRENT62.17
RTS1128.72
GOLD1277.47

Чего боятся беженцы Фукусимы

читайте также
+5 просмотров за суткиВетер перемен: «Газпром», «Новатэк» и «Роснефть» станут конкурентами на газовом рынке Европы +1 просмотров за суткиСила солнца и ветра: возобновляемые источники энергии впервые опередили атомную энергетику в США Вышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о роботах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Экс-сенатор Лебедев продолжит судиться с Вексельбергом и Блаватником за $2 млрд Советы для инвесторов — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Лекция Ольги Кузиной «Методом проб и ошибок: финансовые стратегии населения в 1991-2016» Все о хоккее — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Следственный комитет прекратил преследование Дмитрия Каменщика Как автодилеры справляются с кризисом Вышел октябрьский номер Forbes Все о выборах 2016 года — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad

Чего боятся беженцы Фукусимы

Джеймс Конка Forbes Contributor
фото REUTERS 2012
Люди, эвакуированные из окрестностей атомной станции, — жертвы иррационального страха, а не радиации

Со дня аварии на атомной станции в Японии прошел год. И каждый раз, когда я ем картофельные чипсы, я думаю о Фукусиме. В каждом трехсотграммовом пакете чипсов скрывается 3500 пикокюри гамма-излучения, а от того количества, которое я съедаю в год, я получаю такую дозу радиации, какую получал бы, проживая на эвакуированных территориях вокруг Фукусимы. Но в отличие от беженцев Фукусимы я могу при этом быть дома.

Мы живем в мире, в котором правит умеренность. Съесть шарик мороженого нормально, а вот съесть несколько пачек за раз — уже нет. Спрыгнуть со стула может каждый, а шагнуть вниз с утеса — большая глупость. Цифры имеют значение. Большая доза превращает вещество в яд. Во всем должна быть мера.

Радиация в картофельных чипсах меня не убьет. Точно так же, никто не умрет от радиации Фукусимы. В Японии не увеличится заболеваемость раком. Катастрофа не была засекречена, как это сделали в СССР после чернобыльской аварии. Это тогда люди два месяца, не понимая того, ели йод-131 — пока он весь не распался. Это там, а не в Японии, работников бросали в огонь из-за того, что было непонятно, что делать.

Почему я недооцениваю катастрофу на Фукусиме? Я изучал воздействие радиоактивного заражения 30 лет, работая в государственных лабораториях и хранилищах ядерных отходов в Америке. Самое большое разочарование от этой работы — всеобщая уверенность, будто бы вся радиация смертоносна и не бывает дозы, ниже которой ее губительные эффекты не проявляются.

Эта идея, известная под названием беспороговой гипотезы, была принята в 1959 году за основу в вопросах регулирования радиационных вопросов на мировом уровне и остается в силе, несмотря на все научные доказательства ее неправомерности. Это кошмар. Глупость, которая разрушает экономику Японии.

Из-за этой гипотезы больше 50 000 японских граждан вынуждены быть беженцами, так же как почти миллион жителей Украины. Из-за нее будут впустую потрачены $100 млрд, которые так нужны для восстановления страны после цунами, а не для защиты от большой порции картофельных чипсов. Гипотеза принесет еще больше вреда уже и так исстрадавшемуся населению и пошатнувшейся экономике Японии, и все без толку.

Мы привыкли устанавливать приемлемые пороги опасности, чтобы защитить людей от вреда, — и это хорошо. Законы о чистой воде и чистом воздухе (в США), ремни безопасности, системы очистки дымоходов — все это спасло миллионы жизней и улучшило качество жизни для всех. Но пороги нужно устанавливать разумно. Мы ведь не прекращаем водить машину из-за того, что каждый год на дорогах погибает 50 000 человек, и не прекращаем отапливать дома из-за того, что каждый месяц 1000 человек умирает, надышавшись угольной пылью. Мы пытаемся сделать процесс более безопасным и решаем проблемы по мере их появления.

Но в случае радиации эта философия не работает. Беспороговая гипотеза уже давно опровергнута. Каждый день мы купаемся в радиации и знаем, что низкие ее уровни, даже превышающие фоновый уровень в 10 раз, никому не могут навредить. Они не вызывают рака. Тем не менее всемирный страх перед атомной энергией и радиацией уводит миллиарды долларов от более серьезных проблем здравоохранения. Деньги, которые только США с 1990 года потратили на защиту от того, что во многих странах мира является фоновым уровнем радиации, могли бы спасти миллионы жизней в Африке. Вместо этого мы не спасли не одной жизни. Это вопрос нравственности. Наука — дело простое, а политика нет.

Меня, как ученого, это особенно волнует. Фукусима — это катастрофа, но катастрофа экономическая, не смертельная. Некоторые области вокруг атомной станции нуждаются в очистке, и они будут очищены — с помощью технологий, которые мы разработали специально для таких целей.

В новой глобальной экономике реакция Японии влияет не только на Японию. В разгар истерики вокруг Фукусимы Германия решила закрыть атомные реакторы и импортировать больше природного газа от Путина и больше атомной энергии из Франции и Чехии. Это бессмысленно и с экономической точки зрения, и с политической, и исходя из соображений безопасности. Если немцев и японцев так волнует радиация, куда более логичным было бы прекратить есть картофельные чипсы, свеклу, бразильские орехи и бананы: все это является сравнительно высоким, но в конечном счете безвредным источником радиации.

Жертвой этой идеологии в Японии не должны стать 63 000 человек, эвакуированных из окрестностей Фукусимы. Недавний опрос, проведенный местной газетой Mainichi Daily News, показал: немногим больше трети людей считают, что никогда не смогут вернуться домой, а чуть меньше половины хотят вернуться уже сейчас. Мы должны дать им правильный выбор. Иногда страх — больший убийца, чем радиация.

Автор  геохимик, эксперт по влиянию радиоактивного и химического загрязнения на окружающую среду. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться