Тюрьма для экс-премьера: какие последствия будет иметь приговор Берлускони

Максим Артемьев Forbes Contributor
Сильвио Берлускони фото Fotobank/Getty Images
Почти все в Италии устали от бывшего премьера и мало кто посчитает решение суда несправедливым

Сильвио Берлускони превзошел все рекорды юридической неуязвимости — за двадцать последних лет он отбил 106 судебных дел против себя, приняв участие в 2500 заседаниях и потратив на свою защиту свыше €200 млн. Но даже такой мощной фигуре, как бывший итальянский премьер, не по плечу бесконечно выходить победителем из схваток с правосудием. На последнее судебное заседание, где выносился приговор по делу о махинациях с закупленными концерном Берлускони американскими кинофильмами, он не явился, поняв бесперспективность защиты, и потому не услышал приговора — четыре года заключения за уклонение от уплаты налогов. Правда, их тут же сократили до одного года ввиду принятого в 2006 году закона об амнистии.

Впрочем, не стоит представлять себе Кавалера в тюремной робе. Во-первых, у него еще есть право на апелляцию, а, во-вторых, по итальянским законам он слишком стар (ему 76 лет), чтобы лишиться свободы по данной статье. С учетом последнего обстоятельства разбирательство могло бы на этом закончиться, но Берлускони будет обязательно подавать на обжалование: ему крайне важна незамаранная репутация. Последнее может показаться неудачной шуткой, но это действительно так. Скандалы скандалами, но до сих пор политик был чист в легальном смысле. Брань на вороту, как известно, не виснет, а вот судебный приговор — еще как.

Но, какими бы ни были дальнейшие перипетии взаимоотношений Фемиды и Сильвио, его политическая карьера окончена. Для единомышленников он окончательно становится обузой, да и в 76 лет в современной ситуации строить политические планы — в высшей степени несерьезно. Поэтому окинем взглядом блистательную карьеру уходящего.

Сильвио Берлускони пришел в политику поздно — в 58 лет. До этого выходец из миланского среднего класса активно занимался разнообразным бизнесом, выстроив крупнейшую в стране бизнес-империю. Начав с девелоперского бизнеса, он обратился в начале 1970-х к телевидению. В те времена закон всячески ограничивал частное телевещание, и в борьбе за право создать первый альтернативный государственному общенациональный телеканал Берлускони впервые соприкоснулся с большой политикой, лоббируя через тогдашнего премьера (впоследствии осужденного), миланца и социалиста Беттино Кракси, соответствующий закон.

В начале 1990-х, после окончания «холодной войны» итальянскую политическую сцену постигло настоящее землетрясение: расследование миланской прокуратуры «Чистые руки», нацеленное на выявление связей мафии и чиновников с депутатами, в буквальном смысле обрушило конструкцию, продержавшуюся почти 40 лет. Старые партии — Христианско-демократическая и Социалистическая — ушли в небытие под тяжестью коррупционных скандалов, произошла великая зачистка прежней элиты; Кракси, приговоренный к 27 годам, бежал в Тунис.

В этот момент Берлускони и отправился в большую политику, чтобы заполнить созданной им партией образовавшийся вакуум и предотвратить победу коммунистов. Объявив 26 января 1994 года о создании партии «Вперед, Италия», он через два месяца победил на выборах, создав отдельные альянсы с сепаратистской Лигой Севера и с ультраправым Итальянским социальным движением в центре и на юге страны, показав себя тем самым хитрым и дальновидным лидером. Берлускони от природы было предназначено быть политиком: яркая колоритная личность, острый язык, несомненные ораторские и актерские дарования, выдающиеся организаторские способности, что в совокупности дало пресловутую харизму. Прибавим к этому денежную независимость, способность самостоятельно финансировать свои избирательные кампании (состояние на нынешний момент исчисляется почти в $6 млрд), владение популярнейшим клубом «Милан» и тремя каналами ТВ. После Джолитти, Муссолини и Де Гаспери он, несомненно, самый крупный политик Италии XX-XXI веков, пробывший на посту главы кабинета в общей сложности почти десять лет.

Но богатство имеет и свою обратную сторону. Оно не только дает любовь актрис и восторги «тиффози», но и вызывает зависть и жгучую ненависть, особенно когда соединено с властью. После сенсационных разоблачений итальянской верхушки начала 1990-х публика на полуострове относится особенно настороженно к любым связям денег и государства. Берлускони же, как создатель и владелец «Фининвеста» — холдинговой компании, включающей в себя самый разнообразный бизнес от страхового до кинопроизводства, созданной в мутной обстановке 1970-х годов, с непонятными источниками первоначального финансирования, с размытой структурой собственности (его семья владеет холдингом не напрямую, а через 38 компаний), — с первых дней пребывания в правительстве вызывал множество вопросов как у прокуратуры, так и у широкой общественности.

Схватка с итальянской Фемидой растянулась на 18 лет. Берлускони с помощью своей партии принимал один за другим законы, затруднявшие расследование либо исключавшие из Уголовного кодекса те или иные правонарушения. Ему удалось заставить уйти из прокуратуры легендарного Антонио Ди Пьетро, организатора операции «Чистые руки». Но возможности олигарха в современном западном государстве не безграничны. Деньги не всесильны. Вот главный урок карьеры Берлускони. Ведший всегда свой бизнес крайне рискованно, Сильвио не мог не попасть под удар рано или поздно. Ему по большому счету не помешали бесчисленные скандалы на личной почве, которые делали его облик более человечным, но вот обвинения в уклонении от уплаты налогов и финансовых махинациях — это то, от чего не отмахнешься. Надо давать ответ следователям и судьям за каждую запятую в контракте, за каждый евроцент.

Итальянцы, несомненно, будут довольны. Приятно жить в государстве, перед которым все равны — и бедняк, и миллиардер. Осуждение Берлускони — торжество искомой справедливости, урок на будущее всем политикам. В отличие от России, где любое дело против олигарха порождает обвинения в предвзятости и заказухе, в Италии почти никто не считает дело «заказным». Да и психологическая усталость от неугомонного Сильвио накопилась изрядная — и у избирателей, и у коллег в парламенте.

Уход Берлускони из политики (а он лишен права на три года заниматься подобной деятельностью), несомненно, станет вызовом его партии «Народ свободы». Лидера, способного хотя бы в отдаленной степени приблизиться по авторитету к Берлускони, в ней нет. Вполне вероятно, что Италию в ближайшем будущем ожидает новый этап переформатирования партийной системы.

Но уголовный закат Берлускони будет иметь отклик и за рубежом. Кавалер, как известно, был близким другом Владимира Путина, политики не раз гостили друг у друга помимо общения в официальном формате. Теперь на их дружбу будет отброшена немалая тень. Неизбежно возникнут вопросы о том, что и как обсуждали два лидера? Российская оппозиция вдохновится итальянским примером, и осуждение Берлускони будет обязательно использовано ей в противостоянии с нынешним режимом.

Новости партнеров