Сможет ли российское правительство изменить деловой климат

Олег Буклемишев Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Дмитрий Медведев установил параметры оценки эффективности деятельности федеральных чиновников по созданию благоприятных условия для бизнеса. Стоит ли после этого рассчитывать на улучшение делового климата?

Президент поручил правительству разработать перечень показателей, по которым можно судить, насколько эффективно главы ведомств и губернаторы улучшают условия ведения бизнеса. Сказано — сделано. Показатели расписаны до 2018 года, так что десяток федеральных органов власти и 83 субъекта федерации на ближайшие шесть лет оказались серьезно озадачены улучшением делового климата на подведомственной территории.

Если опустить набившие уже оскомину благоглупости, вроде количества «высокопроизводительных рабочих мест» или «организаций, осуществляющих технологические инновации», новые показатели (в федеральном перечне 43 позиции), которым отныне нужно будет соответствовать чиновникам, в целом можно поделить на три категории: полностью ими управляемые, не полностью и совершенно неуправляемые.

В первую категорию можно отнести всевозможные формальности и контрольные нормативы, требуемые для прохождения ряда государственных и окологосударственных процедур – таможенного оформления, регистрации недвижимости или объекта капитального строительства, подключения к энергосетям и т. п. Нет сомнений, что большинство целевых нормативов вполне технически достижимы, тем более что многие критерии, очевидно, прописывались ведомствами сами под себя.

Хотя, конечно, есть и вопросы. Почему вдруг после 12 лет непрерывного нахождения у власти нынешних президента и премьера «прохождение всех процедур, необходимых для получения разрешения на строительство эталонного объекта капитального строительства непроизводственного назначения», должно неожиданно сократиться с 15 месяцев до 8 недель?

Ответ на этот вопрос не так-то прост. Для начала власть должна самой себе честно признаться в том, что чисто техническими методами задачу не решить. Для всех уже давно секрет Полишинеля то, что в стране сформировался и глубоко окопался огромный неформальный сектор, паразитирующий на тщательно выстроенных «несовершенствах» государственной системы и теснейшим образом сверху донизу сросшийся с чиновничеством. Искоренение этого симбиоза потребует приложения самой серьезной политической воли, поскольку неизбежно натолкнется на системные вещи, по сравнению с которыми внезапно приоткрывающиеся нынче обществу подробности повседневного бытия Минобороны могут показаться детскими шалостями.

Очень хотелось бы ошибиться, но представляется, что, хотя чиновники сумеют формально выполнить поручение, необходимой политической воли не найдется: в реальности для бизнеса все останется по-прежнему.

Чтобы этого не произошло — возразит мне внимательный читатель — в правительственной схеме предусмотрена другая важная составляющая, не встречавшаяся прежде в нормативных актах «оценка предпринимательского сообщества». Если бы эта оценка была независимой, можно было бы с радостью с данным возражением согласиться.

Но, к сожалению, здесь мы имеем дело как раз со второй категорией параметров — частично подверженных влиянию чиновников. Пока в деталях непонятно, как собственно мнение бизнеса будет испрашиваться, но любой, кто мало-мальски знаком с обычаями взаимодействия власти и предпринимательского сообщества и в центре, и регионах, имеет все основания считать, что мнение это будет сильно комплиментарнее объективного.

В ту же группу можно отнести и показатели, связанные с защитой прав собственности. Какие бы замечательные законы и постановления ни были написаны и приняты, главным форпостом защиты имущественных прав была и остается судебная система. Пока она находится в ее нынешнем состоянии, говорить о каком-либо заметном улучшении в данной сфере не приходится.

Наконец, третья категория параметров, также присутствующих в списке, — те, которые властью не управляются. Сюда подпадают отдельные ограниченно манипулируемые статистические показатели (такие, например, как индексы стоимости несырьевого экспорта или количества экспортеров) и позиция страны в различных международных рейтингах.

Строго говоря, здесь-то и заключается самое интересное. Это гамбургский счет, «многоборье», реальная интегральная оценка действий властей для развития отечественного бизнеса и экономики в целом.

К нынешнему моменту — это твердая двойка. Чтобы ее исправить, недостаточно выполнить и даже перевыполнить свежепринятый план. Нужно будет не просто выстроить принципиально новую, с разворотом на 180 градусов, политику государства по отношению к предпринимателям, но и убедить тех, что это «всерьез и надолго».

Честно говоря, верится слабо.

Но рано или поздно двойку все равно придется исправлять.

Новости партнеров