Может ли назначенный президентом Сергей Собянин защитить горожан от администрации президента?

фото Russian Look

Иногда аналогии лидеров оппозиции, сравнивающих порядки существующей государственной власти с феодальным периодом, выглядят вполне уместными. Например, сейчас, когда, словно реализуя замысел амбициозного суверена, федеральная власть строит в Москве вторую после Кремлевской крепостную стену. Забором и контрольно-пропускными пунктами (КПП) от москвичей и гостей столицы будут отделены Никольский, Рыбный и Ипатьевский переулки; будет ограничен доступ в Никитников переулок, Старую площадь и улицу Варварку. Прогуляться по территории, занимающей несколько кварталов в самом центре города, на которой располагается к тому же несколько исторических зданий, станет возможно только по пропускам ФСО и администрации президента.

Официальная версия произошедшего такова. Из-за начинающегося ремонта 14-го корпуса Кремля управления Администрации президента, Федеральной службы охраны (ФСО) и ряда других связанных с деятельностью президента служб переедут в комплекс зданий администрации на Старой площади. В соответствии с законом «О государственной охране» от 1996 года доступ на прилегающую территорию будет ограничен. Большой забор уже стоит, так же как и несколько КПП. Как относятся к происходящему городские власти? Это, к сожалению, неизвестно. Ни Сергей Собянин, ни его подчиненные не нашли времени, чтобы прокомментировать создание Запретного города.

Из этой истории можно сделать много выводов. Про хамство федеральных властей, рассматривающих историческую территорию не как общественную, а как исключительно государственную собственность. Про истинное лицо исполнительной власти, которая одновременно с игрой в бадминтон и гонками на комбайнах спокойно отрезает центр города — такого не происходило даже при Сталине и Хрущеве. Можно даже шутить о том, что в соответствии с новым планом развития города район Старой площади теперь уже не центр, а глубокая окраина где-то на северо-востоке города.

Все эти соображения, однако, не отвечают на ключевой вопрос: почему в городе, официально претендующем на статус мирового финансового центра, так легко установить феодальные порядки?

Новость о городке ФСО удивительным образом совпала по времени с годовщиной воцарения Сергея Собянина на посту руководителя столичной власти. Во множестве панегириков, сопровождавших эту дату, мэр и его чиновники рассказывали о громадье планов по развитию города, о вещах, которые они уже сделали или планируют сделать. После Юрия Лужкова работы у Собянина действительно много, и некоторые решения нового мэра можно только приветствовать. Но вот что интересно: предыдущий мэр, вступивший сейчас на нелегкий путь критика существующей власти, при бесконечном множестве недостатков воспринимал себя как защитника прав москвичей и города — критиковал отношение федералов к транспортным проблемам города, «выключенность» федеральных объектов из городского оборота и многое другое. Защищал, конечно же, избирательно; более того, уже к расцвету его карьеры (не говоря о последнем десятилетии) город и москвичей надо было защищать от самого Лужкова и плодов его деятельности. Но даже артикулированный принцип создавал какую-то преграду действиям федеральных властей (тот же принцип изредка, но действовал в обратном направлении).

Мэр, избираемый подавляющим большинством москвичей, осмеливался на «деконструктивное соперничество» (словоупотребление авторское: так эту ситуацию называют Дмитрий Медведев и Сергей Собянин) с федеральными властями и по инерции продолжал отстаивать городские, а потом и свои собственные бизнес-интересы. Лужков и сейчас напирает на то, что, избирая его на выборах, москвичи, по сути, одобряли его политику. Готов ли бывший руководитель Администрации президента Сергей Собянин, назначенный на пост мэра решением президента, защищать город от той же самой Администрации президента? Стена вокруг Старой площади — и молчание нового мэра — показательнее любых многочасовых интервью.

[processed]

Новости партнеров