Европа расколола греческих политиков и их избирателей

Премьер-министр Греции Георгиос Папандреу (справа) и лидер оппозиции Антонис Самарас фото REUTERS 2011

На протяжении последних полутора лет Греция пугала Евросоюз своим возможным дефолтом, добившись многомиллиардных кредитов, а теперь и списания части долга. Однако когда на истекшей неделе премьер-министр Греции Георгиос Папандреу объявил референдум по только что подписанному им самим кредитному соглашению, терпение европейских лидеров иссякло. Нарушив табу, они впервые открыто пригрозили Греции исключением из еврозоны. Эффект на первый взгляд превзошел все ожидания: Папандреу согласился уйти в отставку, открыв путь коалиционному кабинету, а референдум с почти неизбежным греческим «охи» (нет) Европе был отменен. Однако перспективы нового правительства, как и плана по спасению экономики страны, остаются крайне неясными.

Более сотни журналистов осаждали в воскресенье вечером президентский дворец, где глава государства Каролос Папульяс принимал премьера Папандреу и лидера правоцентристской оппозиции Антониса Самараса. Лидеры говорили около часа, и еще столько же их помощники сочиняли коммюнике из четырех предложений, словно намекая Европе, какова будет эффективность правительства национального спасения. Греческие лидеры договорились создать новое правительство, которое обеспечит реализацию соглашения с Евросоюзом, а затем поведет страну на выборы, говорилось в заявлении. Папандреу объявил о грядущей отставке, его преемник должен определиться сегодня.

Круг греческой политической элиты весьма узок: видные депутаты и министры, за редкими исключениями, учились и много лет жили на Западе. Уходящий премьер Папандреу и лидер парламентской оппозиции Самарас когда-то жили в одной комнате в студенческом общежитии американского университета. Они не похожи характером. Идеалист-либерал Папандреу обладает мягкими манерами и легким американским акцентом. Он хотел, по собственному выражению, сделать Грецию «южной Данией», и в его правительстве были министерства электронного управления, непрерывного образования и климатических изменений. Самарас же был похож на отца своего оппонента — бескомпромиссного популиста Андреаса Папандреу.

В бытность у власти партия Самараса скрывала гигантский бюджетный дефицит, а Папандреу, победив на выборах в 2009 году и обнаружив дыру в финансах, постарался разрекламировать ее как можно шире, чтобы свалить на предшественников всю вину за невыполнение собственных предвыборных обещаний резко повысить расходы. В результате произошел кризис доверия, Греция лишилась возможности занимать на рынке и вынуждена была обратиться за международной помощью. Теперь Папандреу платит за неспособность реализовать почти несбыточную программу жестких бюджетных сокращений, которая погружает экономику во все более глубокую рецессию. А Самарас, надеявшийся не участвовать в непопулярных мерах, вынужден поддержать коалицию с перспективой быть наказанным избирателем, который еще надеется на будущие предвыборные обещания повышения зарплат и пенсий.

Оппоненты нарушают каноны греческой политической жизни. Премьер уходит, невзирая на полученный днем ранее вотум доверия парламента и большинство в парламенте в три голоса. Оппозиция, у которой почти вдвое меньше мест, чем у правящих левоцентристов, получит равноправное представительство в кабинете и равную ответственность за «затягивание поясов». Эти невиданные события стали возможными только потому, что Европа решила больше не церемониться с маленькой и сложной страной. Уже в ходе консультаций в Афинах еврокомиссар по финансам Олли Рен в интервью агентству Рейтер недвусмысленно продиктовал грекам условия ЕС: коалиционное правительство и принятие кредитного соглашения — или выход из еврозоны.

Греческие политики испугались. Если и есть одна идея, объединяющая разрозненное греческое общество, то это идея принадлежности к единой Европе и клубу богатых — еврозоне, и лучше всего это понимает высокообразованная политическая элита. Никто не хочет променять западноевропейский уровень жизни на балканские доходы соседей, тем более политики, которые избирались в надежде управлять богатой западноевропейской страной. Однако греческие избиратели предсказуемо не склонны считать государственные долги своими собственными, а кроме того — не любят шантажа. Именно поэтому большинство было готово ответить «нет» кредитной программе ЕС и тем поставить под угрозу свое европейское будущее.

Нажим Европы возымел действие — греческие политики обязались принять решение за народ и не предоставлять избирателям шанса высказаться до того, как будет слишком поздно пересматривать непопулярный «план спасения». Но детали соглашения с Европой еще не определены, рынки жаждут крови, а бюджетные параметры новой программы даже на самое ближайшее время выглядят чрезмерно оптимистичными. Это может означать, что двум партиям придется закручивать гайки уже совместно, не надеясь на ошибки оппонентов или возможность отсидеться в оппозиции. Вкупе с отсутствием культуры политических компромиссов привнесенный извне консенсус может привести к масштабному политическому кризису.

Лидеры еврозоны в попытке навязать Греции единый антикризисный подход все глубже увязают в местных политических противоречиях и превращаются в глазах местных жителей едва ли не в иноземных захватчиков. Попытка стабилизировать политическую ситуацию в Греции может обернуться новой нестабильностью.

Автор — корреспондент «РИА Новости» в Афинах, специально для Forbes

[processed]

Новости партнеров