Вылечить Европу без радикальных мер невозможно

Евгений Гавриленков фото Photoxpress
Евросоюз пока пытается избежать «хирургических» методов, которые предполагают беспрецедентное затягивание поясов

Несколько дней назад в России был произведен неудачный запуск автоматической станции «Фобос-Грунт», которая должна была доставить на Землю образцы грунта с Фобоса, более крупного из двух спутников Марса. Незадолго до этого в августе и сентябре произошли два других аварийных пуска российских космических аппаратов. Космический корабль — довольно сложная система, и, по-видимому, ее устройство в деталях неизвестно ни одному человеку: одни группы специалистов отвечают за проектирование и сборку аппарата, другие группы — за программирование траектории полета, третьи — осуществляют управление полетом. Самое главное, никто из политиков и специалистов даже и не претендует на то, что знает все детали системы и причины сбоя.

В экономике и финансовой сфере дела обстоят совершенно иначе: «знатоков», претендующих на то, что они досконально понимают происходящее в мировой и европейской экономике и финансах, гораздо больше. Отсюда и рецептов спасения и еврозоны, и мировой экономики в целом гораздо больше, и появляются они с завидной регулярностью. Неудивительно, что мнения экспертов и политиков зачастую диаметрально противоположны. Европейские же экономические и финансовые проблемы по-прежнему остаются нерешенными, а рынки находятся в состоянии нервного ожидания, что неудивительно, поскольку анализировать, регулировать или контролировать ситуацию в мировой экономике и финансовой системе отнюдь не легче, чем управлять космическим кораблем.

В действительности это еще более сложная задача, поскольку со временем система становится все более сложной, так как инвесторы, работающие на финансовых рынках, производители, потребители и регуляторы постоянно ее меняют, взаимодействуя друг с другом. Учитывая сложность задачи, тот факт, что европейские политики так долго согласовывают меры решения долговых проблем региона и стабилизации финансовой системы (и порой эти решения носят половинчатый характер), не должен вызывать удивления. Так, похоже, что было достигнуто принципиальное согласие по вопросу списания 50% суверенного долга Греции, предварительного размера Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) и т.п. Несмотря на это, слышны мнения, что 50% списания недостаточно и фонд стабильности должен быть увеличен. В целом же это довольно общие заявления, и неудивительно, что пока ни Китай, ни Россия, ни другие крупнейшие мировые держатели резервов не согласились финансировать фонд, поскольку принципиальное значение имеют не только общие намерения, но и технические детали всей системы.

Неудивительно и то, что рынки также не проявили особого энтузиазма: заявления политиков и их обязательства неоднократно пересматривались, и рынок практически уже перестал реагировать на общие декларации о намерениях и новости «второй свежести». Инвесторы и потенциальные кредиторы хотят услышать подробности. Например, о том, как интерпретировать объявленное списание части суверенного долга Греции: будет ли это юридически означать, что фактически объявлен дефолт по части бумаг, а если так, то как в такой ситуации поступать с CDS Греции; далее, если будет объявлен «половинчатый» дефолт, то по каким именно бумагам. Эти частности и вытекающие из них проблемы представляются не особенно важными для политиков, которые отчаянно пытаются избавиться от гигантского рынка суверенных CDS, но такие вопросы весьма волнуют инвесторов — держателей CDS.

С учетом размеров рынка CDS ликвидировать надувшийся здесь «пузырь» будет весьма непросто. Ситуация еще более усугублена тем, что в течение последнего десятилетия этот рынок рос на фоне (и, возможно, вследствие) беспрецедентного ослабления макроэкономической политики в развитых странах (сопутствующие такой политике риски очевидны). В результате увеличение государственных заимствований и расширение рынка облигаций стали катализатором еще более стремительного роста объемов на рынке CDS. Сейчас те же самые регулирующие органы, которые явно несут ответственность за сложившуюся ситуацию и которые оказались неспособны регулировать свои собственные аппетиты в части бюджетных расходов, выражают намерение заняться регулированием этого рынка, притом что его размеры и структура не вполне ясны. С учетом последних утечек о якобы ведущихся переговорах между Германией и Францией о возможном сокращении количества членов еврозоны и создании какого-то общего казначейства совершенно неясно, удастся ли сохранить еврозону в ее нынешнем составе или некоторым странам, таким как Греция, и, возможно, ряду других, предложат либо выйти из валютного союза, либо взять некоторый тайм-аут, чтобы разобраться с домашними делами.

По сути, дискуссии ведутся в основном на тему, как спасти финансовую систему. И показательно, что те, кто формирует политический курс в Европе, далеки от согласия не только по вопросу о том, что делать с финансами региона, но и как решать фундаментальные макроэкономические проблемы: замедление экономического роста, зарегулированность рынка труда и чрезмерные размеры госсектора.

Очевидно, что, поскольку макроэкономические дисбалансы не могут быть ликвидированы в одночасье, обусловленные ими финансовые проблемы будут воспроизводиться и по-прежнему будут способствовать сохранению финансовой нестабильности и, следовательно, нервозность на финансовых рынках не исчезнет. Неудивительно, что доходность по итальянским облигациям на прошлой неделе существенно превысила 7%-ный уровень, и снизилась впоследствии до 6,6% только благодаря помощи Европейского центрального банка (ЕЦБ). В самом деле, кому как не ЕЦБ покупать по столь высокой цене облигации страны с соотношением долга и ВВП на уровне около 120%, стагнирующей экономикой и огромным бюджетным дефицитом. Такая логика выглядит особенно убедительной для частных инвесторов именно потому, что отнюдь не ясно, что будет происходить на рынке CDS если, скажем, ситуация в Италии дойдет до того, что встанет вопрос о необходимости списания части суверенного долга страны и ее кредиторам предложат «пожертвовать» частью причитающихся им выплат.

Поскольку нынешняя система слишком сложна, а макроэкономические и финансовые дисбалансы внутри этой системы слишком велики, для ее «лечения» потребуется время (если будет выбран тот или иной «терапевтический метод»). Очевидно, что никто не заинтересован в том, чтобы взять на себя ответственность за более радикальные, «хирургические» методы, которые предполагают беспрецедентное «затягивание поясов» в развитых странах. В этом смысле повышение пенсионного возраста выглядит лишь незначительным оперативным вмешательством, но вероятно, речь должна идти о более масштабной «хирургии», включающей в себя значительное сокращение госрасходов и госсектора в целом и увеличением рабочей недели, особенно в странах Южной Европы.

Пока же наиболее вероятный сценарий развития событий предполагает бесконечное «гомеопатическое лечение» — попытки вылечить пациента, делая ему инъекции того самого вещества, которое стало причиной заболевания, то есть наращивать денежную эмиссию. Таким образом, по сути, несмотря на все призывы ужесточить режим регулирования финансового сектора, сами регуляторы, похоже, рассчитывают на то, что пациент постепенно поправится сам, без посторонней помощи, и в этом заключается внутреннее противоречие проводимой пока политики — не факт, что пациент поправится без вмешательства хирурга. В связи с этим, скорее всего, в ближайшие годы волатильность на рынках будет не просто высокой, но и усиливающейся.

[processed]

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться