На глазах смотрящего

Алексей Захаров Forbes Contributor
фото Итар-ТАСС
Сколько нужно наблюдателей, чтобы выборы прошли честно?

Как и многие москвичи, я стал интересоваться политикой сравнительно недавно — года полтора назад — и постоянно находился в состоянии поиска: ходил на митинги, подписывал письма, знакомился с людьми.

Где-то с начала этого года, после неудачи «Стратегии-31», я начал понимать, что следующей крупной гражданской инициативой должно стать наблюдение на предстоящих выборах в Государственную думу. И когда ко мне на митинге подошла женщина и предложила стать наблюдателем-добровольцем, я согласился.

Задача проекта «Гражданин-наблюдатель», к которому я примкнул, — обеспечить наблюдение на 155 избирательных участках, выбранных случайным образом. По результатам голосования на этих участках можно будет судить и о масштабе фальсификаций, и об эффективности самих наблюдателей. Нам было нужно примерно 500 добровольцев.

Наш проект строился на общественных началах. Никто не получил ни копейки денег за участие; все расходы участники брали на себя. Две правозащитные организации — «Мемориал» и Московская Хельсинкская Группа (МХГ) — любезно предоставили нам помещение; о получении мандатов наблюдателей планировалось договариваться с отдельными политическими партиями.

Переговоры с партиями шли тяжело. К нам относились с большим недоверием. Кто эти люди, которые пришли просить мандаты для своих наблюдателей? Почему они сами говорят, на каких участках они хотят работать? Убедить людей в том, что мы действуем без подвоха, было непросто. Но все-таки нам удалось договориться с «Яблоком», КПРФ и (в последний момент) ЛДПР. Мы не вели переговоры с «Единой Россией», так как сами боялись провокаций. Мы не хотели, чтобы в последний момент наши наблюдательские мандаты были отозваны.

При помощи ассоциации «Голос» были организованы курсы подготовки наблюдателей. Для координации работы наблюдателей был создан штаб, задача которого состояла в оказании моральной и юридической поддержки наблюдателей.

Первые трудности наблюдатели встретили утром, придя на участки. Некоторых не хотели пускать до опечатывания урн — для того, конечно же, чтобы можно было совершить вброс бюллетеней. Многих удаляли с участков за фото- и видеосъемку и под прочими надуманными предлогами.

Как мы и ожидали, основной вал удалений пошел перед закрытием участков. Председатели комиссий под любым предлогом удаляли наблюдателей, чтобы скрыть пересчет голосов. Тем наблюдателям, которые досидели до конца, пытались не выдавать на руки копии итоговых протоколов. Некоторым из нас приходилось ждать до пяти часов и буквально с мясом вырывать протоколы из рук сопротивлявшихся изо всех сил председателей комиссий. Стандартным аргументом была необходимость согласовать результаты с вышестоящей комиссией (что, конечно же, совершенно незаконно). Тем, кому протоколы давали на руки, приходилось проверять, все ли формальности при их заверении были соблюдены. Однако все равно нашим наблюдателям удалось примерно вдвое снизить количество фальсификаций на вверенных им участках.

Каков общий объем приписок по Москве? В городе всего примерно 7 200 000 избирателей. По нашим данным, на тех участках, где не было замечено серьезных нарушений, явка составила примерно 50%, а доля голосов за «Единую Россию» — 26%. Это подтверждается данными экзит-поллов, проводимых ФОМ (и удаленных с их сайта вечером того же дня). Таким образом, число москвичей, реально проголосовавших за «Единую Россию», составляет примерно 900 000. По официальным же данным, явка была равна 61%, а доля проголосовавших за «Единую Россию» — 46%, то есть всего около 2 млн избирателей. Это больше чем в два раза превосходит истинное число голосов, отданных за партию.

На тех участках, где были наши наблюдатели, результаты были иными. Нам удалось спасти примерно половину голосов: на наших 155 участках явка составила 55%, а доля голосов за «Единую Россию» — 36%. При этом наши наблюдатели работали лишь на 5% московских участков. Для того чтобы на будущих выборах обеспечить контроль над всеми участками в Москве, нам необходимо примерно 15 000 добровольцев. Это не так много, учитывая возросшую гражданскую активность москвичей.

Для того чтобы обеспечить контроль над выборами в стране в целом, надо полмиллиона наблюдателей. Если такое количество человек сможет самоорганизоваться, то это будет серьезным шагом на пути развития гражданского общества в нашей стране.

Автор — участник проекта «Гражданин-наблюдатель»

[processed]

Новости партнеров