Пора создавать новую оппозицию: скоро она может понадобиться

Кирилл Родионов Forbes Contributor

События послевыборной недели стали ярким свидетельством того, что в условиях урбанизированного, образованного общества надолго убедить граждан в том, что победившие на нечестных выборах политики должны решать, как им жить, — невыполнимая задача. Каким бы ни был ответ властей на многотысячные митинги в российских городах, сегодня ясно одно: рано или поздно авторитарная конструкция политического режима будет поставлена под сомнение и России придется решать задачу построения действующей демократии. Тогда же чрезвычайно высоким будет спрос на политиков, ранее находившихся в оппозиции. Однако готова ли современная российская оппозиция к такому повороту событий? Есть ли в России силы, которые способны предложить альтернативную повестку дня?

Надо признать, что в рядах как системной, так и внесистемной оппозиции застой. Внутри партий отсутствует реальная конкуренция, что приводит к их идеологическому и организационному окостенению. КПРФ Геннадия Зюганова, в отличие от коммунистических партий стран Центральной и Восточной Европы, так и не претерпела социал-демократической трансформации и в идеологическом и ментальном плане по-прежнему является прямой наследницей КПСС. ЛДПР на протяжении последних 20 лет остается личным проектом Владимира Жириновского. На недавних выборах в Думу символом агитационной кампании «Яблока» «Россия требует перемен» был Григорий Явлинский, который еще в 1990 году написал программу «500 дней». Даже лидеры так и не зарегистрированного «Парнаса» Борис Немцов и Владимир Рыжков были хорошо известны российским избирателям задолго до прихода в политику Владимира Путина.

Одной из причин такого положения дел является тот факт, что любой авторитарный режим выдавливает из легального поля всех, кто готов к цивилизованным формам политической конкуренции. В этой связи неудивительно, что лидеры, выдвинувшиеся в период ельцинской вольницы, и сегодня являются главными героями политической авансцены. Вместе с тем сами партии страдают от тех же проблем, что и политическая система в целом, — полного отсутствия вертикальных лифтов и доминирования фигур, приватизировавших руководящие посты. Как результат — снижение доверия граждан ко всем парламентским партиям, на что указывали Сергей Белановский и Михаил Дмитриев в докладе «Политический кризис в России и возможные механизмы его развития», опубликованном в марте 2011 года.

Для выхода из этой ситуации необходимо создание действительно демократических организаций, внутри которых будут работать механизмы вертикальной мобильности, обеспечивающие приход в политику новых лиц. Залогом успеха нового поколения политиков станет отказ от снобизма по отношению к собственным гражданам, что было характерно для многих демократов горбачевско-ельцинской волны, готовность отвечать на проблемы, которые волнуют избирателей, а также независимость от идеологических догм прошлого (например, неприятия любых форм национализма или негативного отношения к социальной политике). Чрезвычайно важную роль должна сыграть интеллектуальная подготовка будущих демократических реформ. Преобразования 1990-х годов оказались успешными лишь в тех сферах, где шла долгая подготовительная работа (переход от планового хозяйствования к рыночной экономике, обеспечение базовых прав человека), и неуспешными там, где такая работа не велась (политическая сфера). Новому поколению оппозиционеров потребуется найти нетривиальные решения проблем пенсионной системы, здравоохранения, образования и пр.

Единственным эффективным каналом распространения влияния оппозиционных сил является их участие в выборах. Сегодня власти делают все возможное, чтобы не допустить оппозиционеров до региональных и федеральных выборов. Однако вечно так продолжаться не может. В российском обществе существует огромный неудовлетворенный спрос на то, чтобы в официальном политическом процессе была представлена профессиональная альтернатива действующей власти. Те оппозиционные политики, которые будут последовательно бороться за допуск к участию в выборных процедурах, обязательно добьются своего. В этом плане показателен пример коммунистической Польши. Ответом властей ПНР на массовые манифестации в 1980-1981 годах стало введение военного положения и интернирование активистов общенационального движения «Солидарность». Спустя восемь лет представители польского правительства были вынуждены начать переговоры с оппозицией во главе с Лехом Валенсой, которые завершились проведением в стране свободных выборов, открывших дорогу переменам. В России это может случиться гораздо быстрее.

[processed]

Новости партнеров