Политика по Канту | Forbes.ru
сюжеты
$58.6
69.17
ММВБ2134.58
BRENT63.48
RTS1147.91
GOLD1263.19

Политика по Канту

читайте также
+4 просмотров за суткиВсе лучшее — детям: как выбор начальной школы закрепляет социальное неравенство +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +4 просмотров за суткиОтъезд вместо протеста: настроения российских студентов +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Не там ищут: откуда ждать новой революции в России Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет» Бронзовые миллиардеры: почему Тимченко и Ротенберги получили медали
Новости #Власть 15.12.2011 13:17

Политика по Канту

фото Антона Беркасова для Forbes
Сейчас политика состоит не в том, чтобы заниматься политикой, а в том, чтобы создать условия, когда будет возможно заниматься политикой и общественной деятельностью

Болотная площадь вернула России публичную политику. У среднего класса, уже махнувшего было рукой на общественное пространство и приготовившегося к погружению в многолетний застой, снова появилась надежда. По Шевчуку: «Но все-таки знай, ты не один» — соседей справа и слева тоже возмущают махинации с голосами, безальтернативность политических лидеров и их цинизм. И все это благодаря желанию политической элиты записать за «Единой Россией» 55% голосов вместо реальных 35-40%.

Широкая коалиция недовольных могла бы подтолкнуть власть к изменению правил игры. Однако события последних дней показывают: велик риск, что это не удастся. Чиновники энергично взялись за дело. Несколько эффективных политтехнологических шагов не оставляют от единства разношерстной «Болотной партии» и следа.

Во-первых, была блокирована идея выдвижения кандидатом в президенты Оксаны Дмитриевой. В отличие от нее эсер Сергей Миронов никак не может претендовать на роль «левого» кандидата от Площади. Три дня спустя разглядел «оранжевую проказу» в гражданских выступлениях Геннадий Зюганов. Власти очень хотелось бы, чтобы в дальнейших митингах участие левых было минимальным. Правых она боится меньше.

Следом поработали с другой таргет-группой. Повести за собой городскую публику должны Алексей Кудрин и Михаил Прохоров. Хорошо, что будет такая партия, жаль, что только сейчас. Ведь в последние несколько лет главным содержанием политической жизни была почти внутриправительственная борьба условной «партии Шувалова — Кудрина — Грефа — Волошина» с условной же коалицией госбизнеса и путинской олигархии — «партией «Сечина — Зубкова — Володина — Шойгу — Голиковой — Костина — Тимченко — Дмитриева — Ротенберга» (имена подставить и перемешать по вкусу). То, что первая из этих партий будет теперь институционализирована, прекрасно. Но это еще не изменение правил игры. За Прохорова готова проголосовать примерно половина граждански активного Facebook; думаю, что позиции Кудрина будут такими же. А избирателя будет очень легко пугать праволиберальной угрозой, чей потолок — 15% (см., например, очень точное рассуждение политолога Григория Голосова о том, чем отличается праволиберальная партия от партии среднего класса).

В ближайшее время, видимо, будет объявлено о перестановках в администрации президента и правительстве. Уже известно, что в Госдуме-VI не будет Бориса Грызлова (mission completed) и Владимира Зубкова (пригодится в правительстве). Один из обсуждаемых вариантов — досрочная отставка Медведева с поста президента и резкие, не дожидаясь марта, перемены в кремлевской администрации.

В совокупности все эти шаги призваны переключить гражданскую активность на покупку рождественских подарков, восстановить пошатнувшийся рейтинг Путина и в перспективе обеспечить его победу в первом туре президентских выборов при неизменных или незначительно скорректированных правилах игры. А на крайний случай, если не будет получаться, Николай Патрушев намекнул на возможность «разумного регулирования интернета, как в США и Китае».

На этом бурном фоне деятельность организаторов следующих акций заметно проигрывает. Среди них слишком много лидеров старой «внесистемной оппозиции». В основном это люди с яркой политической окраской, амбициями, идеологией. Их способность выражать консолидированную позицию, отстаивать интересы идеологически чужих групп весьма сомнительна. Это издержки зачищенного в предыдущие годы властью политического поля — до последнего времени на нем были в основном маргиналы. Наоборот, среди людей, выражающих позиции среднего городского класса, практически нет профессиональных политиков. Отсюда поиски лидера. А добиваться от Бориса Акунина, Леонида Парфенова и других не-политиков, чтобы они вели себя как политики, невозможно и ненужно. Невозможно и надеяться на поддержку со стороны парламентской «оппозиции».

Нынешняя ситуация нова именно тем, что на улицу вышли не представители «внесистемной оппозиции», а «просто люди», почувствовавшие, что власть подошла к ним слишком близко, что они не могут мириться с попыткой узурпировать голос и право решать, кто может присутствовать в политическом поле. Отсюда несколько выводов.

В основе повестки 24 декабря должны остаться вопросы, объединяющие всех: отмена выборов, пересчет результатов по Москве и другим точкам, где они особенно сильно нарисованы. Но уже понятно, что серьезной реакции не будет, как не было ее и после 10 декабря, и эта борьба переместиться в суды.

«Болотную партию» не объединяет ни правая, ни левая идеология. Она даже не «за» или «против» Путина. И не за то, чтобы кого-то пустили поучаствовать в президентских выборах, а кому-то на парламентских добавили сколько-то голосов. «Движение 10 декабря» — это движение за честность, за понятные и прозрачные правила игры и за то, чтобы все им следовали. Эти правила должны касаться и выборов, и политической жизни в целом, и поведения в социальном пространстве.

Например, когда политическая элита ездит по перекрытой Москве с мигалками и сопровождением ГИБДД на мишаринской скорости, бесполезно требовать, чтобы обычные водители притормаживали на пешеходных переходах, даже если не видят пешехода. Потому что «стандарты транспортного поведения задает элита, — пишет Михаил Блинкин, — а с этической точки зрения «езда погорячее» — дикарство, эквивалентная публичному отправлению физиологической нужды посередине городской площади» или «неприцельной (беззлобной) стрельбе по прохожим из окон губернаторского дворца».

Поэтому следующий шаг — это сформулировать, какими должны быть правила игры. Предстоит огромная работа: за последние годы безнадежно испорчено законодательство в части свободы собраний, регистрации партий и кандидатов на выборы, всей избирательной системы. Следующий шаг — конституционная реформа (см. интервью с политологом Игорем Клямкиным), ведь сейчас «всё замкнуто на одну фигуру, она вынуждена опираться на силовые и бюрократические группы и позволять им воровать и бесчинствовать в обмен на лояльность». В таких условиях вопрос не в том, кого сделать этой самой «одной фигурой», а в том, как поменять правила игры, по которым она действует. Именно в этом цель «Болотной партии», а не в том, чтобы одних избрать на какой-то срок, а другим дать два срока. И на этом надо очень жестко настаивать, иначе нас растащат по углам. В этом направлении действуют сейчас лучшие «общественники», думать про это готовы и журналисты, и политологи, и, например, президент ЦСР Михаил Дмитриев, еще в марте угадавший, к чему идет дело.

Сейчас политика — по Иммануилу Канту — состоит не в том, чтобы заниматься политикой, а в том, чтобы создать условия, когда будет возможно заниматься политикой, общественной деятельностью и т. д. Когда добровольцам не нужна будет лицензия МЧС на то, чтобы тушить пожары, избиркомы не будут браковать заверенные у нотариуса подписи. Когда авторы ироничных лозунгов не будут рисковать получить экстремистскую статью, мигалки займут свое место в музее дорожной техники, милиция не сможет произвольно «закрывать» на 15 суток участников собраний, а сами эти собрания можно будет проводить вне зависимости от того, нравятся они властям или нет. Когда бюджет прекратит позорную финансовую поддержку и использование молодежных движений, одно наличие которых в политическом поле (со штампом господдержки) дискредитирует государство больше любых оппозиционеров.

На политическую арену вышел городской средний класс, которого ждали еще 15 лет назад. Работать с ним не умеют ни власть, ни традиционная оппозиция, парламентская она или нет. Этим людям не нужны от власти традиционные подачки — их нельзя «купить», увеличив бюджетную строчку на закупку вооружений, зерновые интервенции или что-то нанотехнологическое. Так же, как бизнесу, городскому среднему классу от власти нужны не ресурсы, а содействие в установлении правил игры: по сути дела, то же снижение барьеров, конкурентная политика, как максимум — грантовая поддержка достижений. Если эта возможность не будет упущена, у страны есть шанс на реальную, не медведевскую модернизацию: попытку выпрыгнуть из порочной ситуации, когда рента определяет поведение бюрократии, а социальная апатия — привычное состояние горожан.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться