Оксана Дмитриева как шанс для КПРФ

Кирилл Рогов Forbes Contributor
Оксана Дмитриева фото Итар-ТАСС
Субботний съезд коммунистов может войти в историю: для этого надо выдвинуть не Геннадия Зюганова, а общего кандидата от левоцентристской коалиции

В субботу съезд КПРФ выдвинет кандидата в президенты от этой партии. Съезд выдвинет Геннадия Андреевича Зюганова, чтобы он в пятый раз проиграл выборы. Геннадий Зюганов не может и не хочет быть президентом России.

Между тем теоретически у съезда КПРФ есть шанс войти в российскую историю. Для этого ему всего лишь надо выдвинуть не кандидата от партии, а кандидата от широкой левоцентристской коалиции. Кандидата объединенного народного фронта, но не того, который создавал Путин, а наоборот — кандидата от антипутинского народного фронта.

Таким кандидатом может стать Оксана Дмитриева. Нигде не сказано, что кандидат в президенты, которого выдвигает парламентская партия, должен быть лидером и даже членом этой партии.

Выдвинутая коммунистами Оксана Дмитриева имеет все шансы на победу в президентских выборах 2012 года. Она устроит праволиберальную публику, потому что она не Путин. Она устроит левых, потому что это их шанс на левоцентристское большинство. Она устраивает элиты, потому что за ней не стоит никаких мощных кланов. Она устроит обывателя, потому что противопоставит дискредитированной путинской строгости женскую человечность и вдумчивость.

Она действительно является вполне консенсусным кандидатом широкой антипутинской коалиции. И она станет чрезвычайно неудобным соперником для Владимира Путина. Сам Владимир Путин сделал максимум для того, чтобы мужской голос, мачистские интонации были девальвированы в глазах населения. Его главный политический модус, главный козырь, когда-то приведший его в президентское кресло, — готовность «мочить в сортире» — сегодня мало стоит. Люди устали от этого принципа. Увидели ограниченность его результатов и сопутствующие такому взгляду на вещи опасности.

Обычная грязь кремлевских политтехнологов — компроматы, прокурорские наезды — не будет работать против консенсусного кандидата-женщины. И будет рикошетом лететь в ее авторов. Что скажет Путин и его технологи про Дмитриеву? Что она разворовала Россию? Что она шакалила у посольств?

Несерьезными выглядят соображения о непроходимости в России кандидата-женщины. Наоборот, женщины часто оказываются очень популярны в обществах, где мужчины заняты бесконечной и эгоистичной войной друг с другом и не способны уже возвыситься до целей «общего блага». Чем россияне менее просвещенный народ, нежели бразильцы, пакистанцы?

Как связанный с левоцентристской повесткой и в то же время не ангажированный крупными бизнес-группами и группами интересов кандидат, Дмитриева становится слабым президентом, который силен своей слабостью. Она вынуждена будет опираться на коалиции. И в этом качестве она ценна для становления и нового структурирования российского политического пространства. Свою роль в этом пространстве придется пересматривать и левым, и правым. Неизбежно усилится в этой конфигурации и роль парламента (разумеется, переизбранного в следующем году).

Вообще победа женщины-кандидата, выражающей собой идею умеренности, компромисса, договоренностей, будет правильным движением для российской политической системы и российской государственности. Она будет означать окончание эпохи, когда элиты жили по принципу «победитель получает все». Или даже «победитель имеет всех» — это главный политический принцип, реализованный в правление Владимира Путина и его питерско-чекистской опричнины.

Дополнительной декларацией приверженности новым принципам политического взаимодействия должно стать объявление кандидатом-женщиной, во-первых, безусловного возврата к выборности губернаторов, а во-вторых – возврата к прежним, четырехлетним срокам президентства и полномочий Думы. При этом и сам кандидат берет на себя обязательство покинуть пост через четыре года, а не через шесть. В сущности, за эти четыре года и должны быть заложены основные институты новой политической системы. В которой президент — это лицо, подотчетное законам и общим правилам игры, а не человек, меняющий эти правила и манипулирующий законами в интересах своей группировки. Это президент, главным свойством которого является антисуперменство.

В сущности, такой вариант устроил бы всех. Он дает шанс на некий общенациональный компромисс, на переход к реальной легализации собственности и окончание эпохи бесконечного передела. Он дает шанс на инициирование российского «пакта Монклоа».

По сути, сегодня такой вариант не устраивает только двух человек — Геннадия Зюганова и Владимира Путина. Впрочем, если вдуматься, Геннадия Зюганова он также вполне устраивает, гарантируя ему сейчас место председателя будущей Думы и почетную старость затем. И главное — он обещает ему место в истории.

Новости партнеров