Смерть Ким Чен Ира — это не конец проблем на полуострове

Ким Чен Ир фото REUTERS 2011
Но без него сохранить режим в нынешнем виде будет гораздо сложнее

Каждый человек «внезапно смертен», а политические деятели вообще обычно умирают очень не вовремя, но крах режима в самое ближайшее время Северной Корее пророчат с начала 1990-х, а после смерти Ким Ир Сена, можно сказать, ежегодно. Тем не менее режим продолжал существовать и даже успел начать процесс интронизации молодого наследника.

Несмотря на обилие слухов, реальной информации о преемнике немного: закончил элитную школу в Швейцарии, похож на деда, делал карьеру по линии силовых структур, обладает неплохим интеллектом и волей. Однако административного опыта отца у него, конечно же, еще нет. Потому понятно, что система власти при новом руководителе будет отличаться от кимченировской так же, как система власти Ким Чен Ира отличалась от системы власти Ким Ир Сена.

Наиболее вероятный сценарий предполагает, что ввиду молодости преемника и отсутствия у него серьезного опыта де-факто в стране возникнет коллективное руководство, при котором реальная власть будет в руках ограниченной группы элиты. Какими именно будут институциональные перестановки под новую систему власти, можно только гадать, отмечу лишь то, что сохранение за преемником всех постов своего отца может быть изменено. Возможно, роль центра принятия решений останется за Государственным комитетом обороны, у которого просто сменится глава, возможно, расклад во власти будет более соответствовать конституции страны. Можно ожидать и новых «трех лет траура» по аналогии с ситуацией после смерти Ким Ир Сена, когда у КНДР не было формального руководителя.

Современная Северная Корея обладает определенным запасом прочности, который даст ей возможность просуществовать как минимум два-три года без учета форс-мажорных факторов, связанных со стихийными бедствиями или внешним давлением. Хотя следует понимать, что новый режим будут проверять на прочность все кто можно.

Неумелые попытки изменить ситуацию — с учетом того, что «в ответ на провокации страна будет проявлять встречную жесткость», — могут перерасти в проблемы такого масштаба, что нынешние покажутся нам цветочками. Потому хочется надеяться, что Россия и Китай сделают все, что надо для обеспечения стабильности, а руководство РК не наступит второй раз на те же грабли: после смерти Ким Ир Сена оно не только привело войска в полную боевую готовность, но и начало агитационную кампанию, отбросившую межкорейские отношения на много шагов назад.

Перед новым руководством страны стоит несколько первоочередных задач.

Во-первых, необходимо найти решение ядерного вопроса, осложненное следующими факторами:

•Современная система международного права не работает, а это значит, что любой договор о неприменении силы в отношении Северной Кореи легко может быть безнаказанно нарушен. Ядерное же оружие — это синица в руках. Значит, необратимое ядерное разоружение возможно или в качестве элемента капитуляции перед условиями цивилизованного мира, или в обмен на весомые гарантии безопасности режима, будь то внешнее прикрытие или условный нейтралитет.

•Ядерное оружие является не только единственным видимым гарантом северокорейской безопасности, но и тем, что отличает КНДР от иных стран с подобным уровнем жизни. Обладая им, можно быть уверенным в том, что твоя страна не станет вторым Ираком, а также предъявлять международному сообществу хотя бы какие-то требования. А без ядерного оружия КНДР станет забитой страной третьего мира, которая не сможет влиять даже на объем и график поставок гуманитарной помощи.

•Пропагандистский/внутренний фактор. Ядерное оружие является и зримым воплощением того, «во имя чего мы терпели лишения». Если этот символ обретенной мощи страны будет демонтирован и КНДР ничего не получит взамен, это будет однозначно воспринято как потеря лица.

Во-вторых, надо улучшить экономическое положение страны, в первую очередь обеспечить ее продовольствием. Тривиального решения проблемы нет. Гуманитарную помощь пока поставляют на таком уровне, чтобы страна могла выживать, но не жить. Увеличение ее объемов пока никому из поставщиков политически невыгодно, поскольку в ответ нет никакой отдачи. Не видно и особого желания иных стран вкладывать средства в развитие экономики КНДР — дело в высоких инвестиционных рисках. А многосторонние проекты, в том числе с участием России (будь то соединение Транссиба и Транскорейской магистрали или прокладка газопровода в РК через территорию КНДР, с тем чтобы она могла зарабатывать на транзите), могут принести полезные плоды, но требуют времени и спокойной обстановки на полуострове — малейшее обострение способно их заморозить.

В-третьих, необходимо правильно вести себя по отношению к внешнему давлению, которое в случае смены руководителя страны, скорее всего, усилится. Если Ким Чен Ир является фигурой, известной международному сообществу, то новому лидеру придется заново зарабатывать кредит доверия в глазах соседей. Вероятно, что новому руководству повторят весь набор предложений, от которых отказалось старое.

В основном, полагаю, речь пойдет о требовании большей информационной открытости страны, в том числе и для международных правозащитных организаций. Само их присутствие разрушает информационный барьер как одно из основных условий стабильности жесткой системы.

Наконец, очень важно осознавать и то, что ни один из новых правителей Северной Кореи не будет обладать такой легитимностью в глазах масс, а это значит, что преемник может столкнуться с более оформленной критикой снизу.

Относительно будущего страны в среднесрочной перспективе существует несколько сценариев разной степени вероятности (хотя такие прогнозы опираются на «косвенные улики», допускающие разные трактовки). В том виде, в каком мы ее знаем, Северная Корея будет существовать ориентировочно 1-3 года. Примерно столько времени понадобится, чтобы новое руководство или погрузило страну в состояние социального кризиса, или под давлением международного сообщества пошло на кардинальные реформы, которые могут пойти двумя путями. Либо в сторону демократизации и вероятного объединения с Югом, либо в сторону движения по китайскому пути и существования в качестве регионального буфера или части китайской периферии.

Верить в то, что в течение ближайших 5-10 лет Юг безболезненно поглотит Север, — пустые мечты. Объединение Кореи более сложно, чем германское, и это видно всем заинтересованным сторонам, не желающим уподобиться тому крестьянину из сказки, который подтягивал колосья, чтобы они быстрее росли, а в результате остался без урожая.

Не стоит думать, что стоит диктатору умереть, как немедленно наступит благость и демократия. Смерть Ким Чен Ира, при всех его недостатках, — это не конец проблем на полуострове. Может статься, что это их начало.

Новости партнеров