За что уволили Михаила Суходольского

Павел Чиков Forbes Contributor
фото Итар-ТАСС
Отставку главного петербургского полицейского, не проработавшего в должности и года, можно объяснить двумя вещами: раскрытием заговора и «отжатием» бизнеса

Процедура увольнения Михаила Суходольского была разыграна в классическом сценарии дворцовых переворотов, или, если искать аналоги ближе, в традиции битвы титанов — МВД и КГБ СССР в начале 1980-х годов. Публичное унижение, спецназ в приемной, гневные окрики президента. И абсолютно никакого вменяемого объяснения обществу.

Если с позиции сегодняшнего дня делать ретроспективный анализ, то увольнение генерал-полковника Суходольского можно объяснить двумя вещами — раскрытием заговора и «отжатием» бизнеса. Если быть точнее — в «высших эшелонах», как ранее было принято называть высшее руководство страны, об отставке Рашида Нургалиева с поста министра внутренних дел говорят как о факте решенном.

Еще в декабре и в январе аналитики назвали бы именно Суходольского одним из главных претендентов на этот пост. Он молод, амбициозен, беспощаден к врагам Путина (известен своими бесцеремонными высказываниями в адрес участников уличных протестов), был долгое время первым замминистра. Отдаление на некоторое время от руководства министерства — назначение на землю, руководить полицией родного для властных элит города — выглядит даже неким преимуществом.

Очевидно, Суходольский попытался в последние несколько месяцев реализовать аппаратный блицкриг, готовя почву для принятия решения. Кем, понятно — Путиным. Ясно и то, что рывок не удался. И дело, конечно, не в трагической истории забитого пьяными ментами ребенка. Наша полиция убивает давно, рутинно и довольно массово. Вот в следующую среду, 15 февраля, в суде Петербурга начинается уголовный процесс в отношении 6 оперативников, забивших до смерти Дениса Выржиковского, якобы совершившего серию краж. Прошлой осенью мать Сергея Монина, убитого конвоирами в камере задержанных на Московском вокзале Питера, получила полмиллиона рублей из Минфина России в счет компенсации морального вреда.

Конечно, тренд увольнения руководителей главков за громкие милицейские преступления Дмитрий Медведев ввел еще три года назад. Самой громкой отставкой начальника главка за преступление подчиненного было увольнение генерал-полковника милиции начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина после расстрела, учиненного майором Евсюковым. Более того, именно за смерть ребенка уже слетала генеральская голова. 24 октября 2009 года инспекторы ДПС в Кызыле (столица Тувы) остановили машину. Автомобилем управлял 17-летний школьник. В ответ на требование выйти из машины и предъявить водительские права юноша дал задний ход. В ответ инспектор его застрелил.

Ровно через два месяца президент Медведев своим указом запустил реформу МВД, а еще через полтора месяца отправил в отставку 15 милицейских генералов, включая министра внутренних дел Тувы.

Но за внешним сходством отставки Суходольского явно видны и принципиальные отличия. Начальник ГУВД Петербурга был назначен на должность лишь в июне прошлого года после памятного скандального ухода прежнего главы ГУВД Пиотровского. После назначения негласные правила предполагают иммунитет от претензий на несколько лет — нужно принять дела, создать свою команду, изучить обстановку, принять решения, дать время для их реализации.

Кроме того, прошедшая реформа и переаттестация требовали от Кремля воздержаться от громких отставок теперь уже полицейских генералов — иначе какой был смысл устраивать чистку.

Ну и третье — Михаил Суходольский не просто «мент». Начавший службу в Москве в 1990 году опером ОБХСС (тут важно все: город, год, должность и подразделение), до 2002 года поднимался по службе, пока не возглавил Главное управление вневедомственной охраны МВД России. Это главная легальная коммерческая функция российской милиции — невероятные финансовые обороты, доминирующее положение на рынке охранных услуг в стране. Суходольский функцию предельно коммерциализировал, создав в 2005 году ФГУП «Охрана». Лишение МВД этой легализованной коррупционной лавочки было, в частности, одним из условий эффективной реформы милиции, предложенной многими гражданскими институтами. Функция, к слову, в МВД сохранилась.

Высшей карьерной точкой генерал-полковника стала должность зама, а затем, с 2008 года, и первого заместителя министра.

Михаила Суходольского ничто не связывало с Петербургом, он никогда не руководил территориальным подразделением МВД, очевидно, и не имел таких намерений. Он явно не сработался с питерской милицией, да и желания надолго оставаться на посту начальника ГУВД Петербурга, видимо, не испытывал. Осенью проблемы начались у ФГУП «Охрана». В отношении его деятельности расследуется уголовное дело о мошенничестве, и Федеральная антимонопольная служба заявила о нарушении им законодательства о конкуренции.

Все изложенное свидетельствует об одном, Суходольского оторвали летом с насиженного места для зачистки его охранного и прочего хозяйства, а затем «слили» за попытку захвата поста министра при новом старом президенте. Если учесть, что он никогда не имел отношения к органам госбезопасности, а в силовом блоке не так много групп, борющихся за власть, я бы с большой долей вероятности утверждал, что нейтрализация Суходольского — дело рук чекистов.

Новости партнеров