ФСБ, зарубежная собственность и перебежчики

Андрей Солдатов Forbes Contributor
Александр Бортников фото РИА Новости
Почему Александр Бортников запретил всем сотрудникам ФСБ владеть собственностью за рубежом и к чему это приведет

Глава ФСБ РФ Александр Бортников подписал приказ, согласно которому военнослужащие и гражданский персонал органов ФСБ должны до 1 декабря 2012 года избавиться от имущества, право собственности на которое зарегистрировано за пределами России (см. здесь текст документа). О причинах этого решения и о том, к чему оно приведет, рассуждает автор известной книги «Новое дворянство: Очерки истории ФСБ» и главный редактор сайта agentura.ru Андрей Солдатов.

Приказ Александра Бортникова подтвердил запрет сотрудникам этой службы владеть имуществом за рубежом, который ввели еще в июле 2011 года поправкой к закону «О Федеральной службе безопасности». Эта же поправка ввела и ограничения на выезд сотрудников за границу.

Поводом для начала кампании по ужесточению правил для сотрудников ФСБ, как ни странно, стал провал в деятельности другой спецслужбы — Службы внешней разведки. Летом 2010 года в аресте группы российских нелегалов в США обвинили перебежчика из СВР полковника Александра Потеева. Среди причин того, что Потеев, герой афганской войны и офицер с безупречной, вплоть до момента своего бегства, репутацией, стал работать на американцев, называли наличие недвижимости в США и тот факт, что его дочь живет и учится в Америке.

Неизвестно, остановят ли введенные меры новых перебежчиков, но есть большие сомнения, что они помогут в борьбе с коррупцией среди сотрудников ФСБ. Прежде всего, контроль за исполнением приказа, судя по тексту, возложен на управление кадров 6-й службы ФСБ России. Шестая служба — это не подразделение собственной безопасности, которая должна следить за чистотой рядов, а Служба организационно-кадровой работы (СОКР). То есть приказ просто заставляет сотрудников за год перерегистрировать собственность и отчитаться перед кадровиками. Понятно, что в функции последних не входит проверка, на какие средства офицер приобрел эту собственность.

Антикоррупционная эффективность приказа крайне сомнительна. Зато нет сомнений, что вводимые меры еще больше усилят внутренний конфликт в ФСБ, который развивается последние несколько лет, но явно обострился минувшей осенью.

Этот конфликт — результат кризиса доверия между средним офицерским составом, полковниками, майорами и генералами. Первоначально он возник из-за внедрения нового коэффициента 2,2 при расчете окладов офицеров. Это означает, что руководящий состав получает в 2,2 раза больше, чем сотрудники в том же звании, но не получившие административных постов. Коэффициенты привели к резкому материальному разрыву между начальством и оперативниками и падению авторитета руководства.

Еще один повод для трений — практика прикомандирования сотрудников в госструктуры и коммерческие предприятия. Если прикомандированные молодые полковники обычно сохраняют лояльность ФСБ, так как рассчитывают вернуться и продолжить карьеру в спецслужбе, то генералы, получающие места в крупных компаниях, рассматривают их как последнее место службы и легче меняют преданность спецслужбе на корпоративную лояльность. На таком фоне не стоит удивляться, что коррумпированность генералов является постоянной темой для обсуждения внутри спецслужбы, а количество исков офицеров к руководству ФСБ по поводу маленьких пенсий и неполученных квартир растет.

Добавлю, что система карьерного продвижения в ФСБ сейчас практически не действует, на ключевых должностях сидят генералы, назначенные еще Владимиром Путиным в начале 2000-х, хотя они уже и вышли за установленную для военнослужащих границу 60 лет. Подрастающих полковников, которым по всем правилам положены новые звания и должности, стараются отправлять на теплые места в госведомства, чтобы они не сильно возмущались. Для этого даже изобрели новый термин «VIP АПС», где АПС — это аппарат прикомандированных сотрудников. Понятно, что решение это временное, потому что всех амбициозных полковников выставить за пределы ФСБ в корпорации невозможно — мест не хватит.

Если ограничения, касающиеся недвижимости за рубежом, затрагивают только элиту ФСБ, то ограничения на выезд сотрудников за границу уже вызвали сильное недовольство у многих. Семьи полковников и подполковников в 2000-е годы привыкли отдыхать за границей, и новые правила уже привели к тому, что офицеры среднего звена под давлением семей стали думать об увольнении, костеря генералов, которые, как всегда, выкрутятся.

В результате поправки к закону о ФСБ и приказ Бортникова восстановили против руководства как полковников, так и генералов. Спецслужба и так теряет управляемость из-за конфликта между средним и высшим офицерством, что тормозит прохождение ключевой информации снизу вверх. А теперь еще генералы вместо того, чтобы думать о службе, будут заниматься лихорадочным переоформлением зарубежной собственности.

Новости партнеров