Все страхи мира и внешняя политика | Forbes.ru
$59.47
69.85
ММВБ2132.05
BRENT61.59
RTS1129.52
GOLD1285.80

Все страхи мира и внешняя политика

читайте также
+299 просмотров за суткиИстория о свержении Мугабе. Почему переворот невозможен даже в Африке +4 просмотров за суткиПризрачное сотрудничество. Почему в БРИКС почти не осталось смысла +2 просмотров за суткиКак Россия стала подлинно глобальной державой и почему не стоит этому радоваться +2 просмотров за суткиЗапах пороха на бирже. Как рынки реагировали на военные конфликты? Северная Корея: как крушение социализма сказывается на экономике тоталитарного государства +6 просмотров за суткиЗолотое время для золота. Почему цена унции может расти? +4 просмотров за суткиВоздушная тревога: продажи бункеров в США на случай войны с КНДР выросли на 90% +1 просмотров за сутки«Документ с дефектом»: Трамп подписал закон об ужесточении антироссийских санкций +2 просмотров за суткиНарушение космических масштабов: приведет ли добыча ископаемых на астероидах к войне на Земле +2 просмотров за суткиДаст слабину? Тиллерсон может стать первым за 35 лет госсекретарем, не проработавшим на этом посту и года +11 просмотров за суткиГо, порты и деньги. Зарисовки о фактической стратегии Китая +1 просмотров за сутки«Ужин шел к десерту»: Трамп раскрыл детали «тайной» встречи с Путиным +1 просмотров за суткиВ кольце врагов: в США готовят новые санкции против России и импичмент Дональду Трампу Зеркальные меры: Россия готовит высылку 30 дипломатов США Обвинительная линия. Россия может оставить НАТО без постоянного представителя +1 просмотров за сутки«Позитив для двух стран»: Владимир Путин и Дональд Трамп впервые встретились в Гамбурге «Гибридная агрессия России»: парламентская ассамблея ОБСЕ требует вернуть Крым Украине +1 просмотров за суткиПортрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето +2 просмотров за суткиТрамп наш? Все о российско-американских отношениях Дональд Трамп заявил, что Россия вмешивалась в выборы президента США +2 просмотров за суткиТиллерсон о встрече Путина и Трампа: «Россия должна помешать ИГ восстать из пепла»
Новости #Власть 20.03.2012 08:42

Все страхи мира и внешняя политика

Федор Лукьянов Forbes Contributor
Российскую внешнюю политику принято считать наступательной, но она таковой не является фото Итар-ТАСС
России пора перестать бояться всего происходящего вокруг, а Западу — научиться быть сдержаннее

Знакомый американский профессор, с которым мы обсуждали российскую политику, поделился своим впечатлением. Кажется, сказал он, ее пронизывает дух чеховских пьес: этакий бездеятельный фатализм. Как будто герои сидят на железнодорожной станции, провожают глазами проезжающие поезда и задумчиво рассуждают о том, куда, собственно, они направляются. И ничего не предпринимают, периодически сетуя на то, что некто или нечто мешает им встать и заняться делом. Оценив точность метафоры, я добавил в нее одну деталь. В последние годы составы, проносящиеся мимо, время от времени идут под откос еще в поле зрения, только подтверждая мнение наблюдателей о том, что лучше не соваться — целее будешь.

Российскую внешнюю политику эпохи Владимира Путина принято считать антизападной и наступательной, ее вербальным олицетворением служит мюнхенская речь пятилетней давности. С тех пор случилась еще и грузинская война, переполошившая всех призраком русского экспансионизма. А возвращение Путина во власть в 2012 году и сопровождавшая его риторика только укрепили сложившиеся стереотипы. Между тем от программных заявлений премьер-министра, в особенности статьи по внешней политике, веяло совсем другим: наступательности нет и в помине, общее ощущение — как страшно жить в современном мире, полном угроз и вызовов. Антизападность пронизана скорее пафосом обреченности — политика усугубляет деструктивные процессы в международных отношениях, результат почти всегда противоположен целям. А вместо привычного кольца врагов — грозных, но конкретных — угрожающая внешняя среда в целом: непредсказуемая, неуправляемая и потому тем более опасная. В таком мире хочется спрятаться, затаиться, настороженно наблюдая за тем, что происходит вокруг, и быть готовым ответить на любую напасть.

Нетипичный подход для лидера, который стремится мобилизовать соотечественников на свершения, внушить им уверенность в себе. Так, невозможно представить себе президента или кандидата в президенты США, который бы пугал сограждан окружающим миром, угрозы всегда подаются как руководство к действию, повод одержать очередную победу и доказать превосходство нации. Почему мы боимся? И почему не боятся они?

Российский страх отчасти объясним особенностями географии. Гигантская континентальная держава с бесконечными сухопутными границами постоянно ожидала вторжений с разных сторон, поэтому ее психология не может не отличаться от менталитета морских держав — Великобритании и особенно Соединенных Штатов с их естественными разделительными рвами-океанами. Однако у российского общества и его политического класса есть и куда более свежий опыт — крушение Советского Союза. Как относиться к этой геополитической катастрофе, как ее однажды охарактеризовал Путин, вопрос вкуса и идеологии. Однако нет оснований спорить с тем, что распад огромной страны «по-живому», то есть по произвольно установленным административным границам с разрывом экономических, культурных, человеческих связей, — переживание крайне болезненное, последствия которого не преодолеваются в исторически короткие сроки. И одно из следствий — обостренное чувство не только опасности, но и хрупкости мироздания, «синдром перестройки», то есть понимание того, как быстро самые благие и благородные намерения могут обернуться коллапсом, а непродуманные шаги — ударить разящим бумерангом.

Это имеет свои минусы и плюсы. Минус — в той самой боязливой бездеятельности. Раз уж удалось стабилизировать, нужно изо всех сил держаться за эту стабильность. Плюс — в осмотрительности и осознании того, что следует руководствоваться принципом «не навреди». Последнее отсутствует (или присутствует в недостаточной степени) у западных стран. То, что в России стало опытом катастрофы, для США и Европы — триумфальная победа. Низвержение экзистенциального врага в лице мирового коммунизма наполнило чувством не только исторической правоты, но и того, что все возможно. Отсюда бесшабашное ввязывание в очень смелые (а иногда и откровенно авантюрные) начинания по преобразованию всего вокруг — от силовой смены режимов и насаждения демократии там, где для нее явно не хватает условий, до, например, масштабного плана создания второй мировой резервной валюты, невыполнение которого грозит катаклизмами всей планете. Несоответствие цели и результата, проявляющееся от раза к разу, многих обескураживает, но пока почти не меняет основной посылки — надо действовать, там посмотрим.

Россия и Запад не поменяются ролями, но им следовало бы кое-чему поучиться друг у друга в том, что касается миросозерцания. России пора перестать бояться всего происходящего так, что страх парализует готовность к действиям. А Западу — как раз испугаться и задуматься о том, не стоит ли снизить интервенционистскую активность, коль скоро плоды ее столь отличаются от задуманного. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться