Новая демократия: катание на социальном лифте с Путиным

Президент РФ Владимир Путин и начальник танкового цеха "Уралвагонзавода" Игорь Холманских фото ИТАР-ТАСС
У вознесения начцеха Игоря Холманских в полпреды президента та же логика, что и у отказа ехать на G8: «А вот получите!»

Путин — человек благодарный. И уставший от своего окружения. И не сторонник банальных линейных решений. И верящий в простого человека труда. Совокупность этих обстоятельств привела к тому, что поп-звезде кампании — 2012, начальнику цеха любимого предприятия президента «Уралвагонзавода» Путин взял да и предложил пост полпреда в Уральском федеральном округе. А от таких предложений не отказываются. (До этого губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев совмещал свою должность с постом полпреда, Холманских же с другими «представителями народа» участвовал в предвыборном турне, а еще раньше стал известен тем, что на «прямой линии» Путина пообещал приехать в Москву и «отстоять с мужиками» стабильность.)

Конь в сенате. Рояль в кустах. Секретное оружие. Свежая струя. Глоток воздуха. Рабочая косточка. И — большой привет собственному лизоблюдскому окружению: «Ходите тут, пыль глотаете, сопли жуете — а вот вам, нате!»

А что, хотели демократии, крикуны, вот она вам: у нас на самый верх может прыгнуть в одночасье любой. В этом смысле — не социально-классовом, а с точки зрения политической логистики — назначение Холманских напоминает вертикальный взлет Михаила Ефимовича Фрадкова. Этакий Nowhere Man — и вдруг во главе правительства. И все только языки прикусили.

Несчастного пролетария умственного труда Игоря Холманских облачили в дорогой деловой костюм, повязали галстук так, что узел получился лучше, чем у Путина. Напуганный и свежеостриженный начальник цеха был привезен в Ново-Огарево. Ах, как не похож был пейзаж за окном казенного авто на заводские панорамы эпохи исторического материализма, к которым привык начальник танкового цеха УВЗ…

В принципе, думал Путин и подумаем вслед за ним мы, хуже-то не будет. Потому что хуже некуда. Полпреды и губернаторы меняются с той же стремительностью, с какой мелькают перед глазами вагоны «Уралвагонзавода», наполненные «массовым неагрессивным насыпным непылевидным грузом». И никакого толку. А тут ребята, «простые рабочие парни, какие у нас на каждом шагу» (копирайт — диалог попугая Кеши и тракториста Василия из соответствующего мультфильма), искренне так поддержали. Вот этой искренности так не хватало Путину в насквозь фальшивых интерьерах Белого дома и Кремля. К тому же за эти годы он уверовал в силу государства в экономике, в реальный сектор, в индустриальное развитие, в тех немногих людей, которые еще стоят у станка. Ну и т. д., и т. п. — в соответствии с советской мифологией, которая дремала долгие годы в сознании президента, но окончательно встала с колен за последние годы, когда «гаджетная модернизация» показала свою ущербность, а деиндустриализация страны и в самом деле достигла критических величин.

Так что логика в решении Путина есть. Правда, она из того же разряда, что и логика отказа ехать на G8. Тут читается то самое: «А вот получите!».

И теперь на танке Т-72 Игорь Холманских въедет в большую политику. Похожая история в марксистско-ленинском жанре «кухарка управляет государством» уже состоялась однажды.

Восхождение Холманских напоминает внезапное, в соответствии с каноном кинокартин «Член правительства» и «Светлый путь», вознесение на политический олимп ткачихи Родниковской текстильной фабрики Елены Лапшиной, которая вдруг на первом съезде «Единой России» сказала несколько теплых слов товарищу Ста…, тьфу, то есть Путину. Кстати, г-жа Лапшина оказалась невероятно прозорливой, вот что она тогда, в 2007 году, сказала: «…К сожалению, мы не уверены, что и дальше все будет меняться к лучшему, потому что вы, Владимир Владимирович, отказались выдвигаться на третий президентский срок. И я вот вижу на этом съезде так много больших начальников и просто умных людей. Я обращаюсь ко всем вам: давайте вместе что-нибудь придумаем, чтобы Владимир Владимирович Путин оставался нашим президентом и после восьмого года». И ведь придумали, идя навстречу пожеланиям трудящихся!

Попутно такая стратегия и тактика выбивает все козыри из рук Коммунистической партии РФ: получается, что пролетариат — за Путина. И каждый пролетарий, если он не станет бузить и будет себя хорошо вести, произнося здравицы вождю и учителю, параллельно показывая свой промасленный кулак золотушной столичной интеллигенции, сможет совершить скачок в рамках, так сказать, вертикальной мобильности — к социализму из феодализма, минуя стадию капитализма.

Путин любит толковать в последнее время о социальных лифтах. Так вот он, этот самый социальный лифт, и есть. Причем, надо признать, единственный. Наши люди в булочную на такси не ездят. Их привозят, если надо, в номенклатурном лимузине по Рублево-Успенскому шоссе в Ново-Огарево.

Это и есть демократия по-путински.

Новости партнеров