KermlinRussia: вассалы за Путина

KermlinRussia Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Прежде чем избавляться от рудиментов феодализма, нужно избавиться от самого феодализма, считает микроблогер

Знаменитый микроблогер, сменивший жанр специально для Forbes, продолжает серию колонок

На прошлой неделе журнал «Афиша» анонсировал специальный номер с общественно-политическими манифестами. Их было 43, но больше всего я ждал один. И он, к сожалению, меня разочаровал. Текст Павла Дурова, моего сверстника, которому я по-хорошему завидую, и человека, с которым, признаюсь, даже ощущаю некоторое внутреннее родство, должен был быть интересным. А на деле оказался чем-то вроде попытки девятиклассника творчески переписать листовку либертарианской партии.

Манифест пронизан противоречиями.

«3. Радикально увеличить налоги на все отрасли, связанные с добычей сырья. Стране необходимо избавляться от голландской болезни, которая тянет ее в пропасть не первое десятилетие. Избыток сырья в XXI веке — спутник застоя», — пишет Павел. И следующим же пунктом: «4. Отменить налоги и ограничения на все, что связано с информационной сферой. Россия должна стать первым крупным информационным офшором, который привлечет к себе всех прогрессивных людей мира. XXI век — век свободной информации».

Фактически Дуров исповедует либертарианские взгляды только в отношении отрасли информационных технологий, а к нефтяникам хочет применить самые жесткие меры государственного вмешательства. Нефтяной магнат Эллис Уайет, персонаж книги «Атлант расправил плечи», сжег за такое все свои нефтяные вышки по принципу «ни себе, ни людям» и уехал в общество посвободнее.

Причина сырьевой болезни не столько в самой нефти, сколько в изъятии и государственном перераспределении прибыли от ее продажи. Это ломает нормальные экономические стимулы и рождает перекосы, вроде клуба 80% — людей, которые ничего не создают, а только участвуют в распределении ренты, но при этом живут богаче всех в стране. Изъятие прибылей у одних частных компаний и создание преференций другим не что иное, как вмешательство государства в экономику, которое либертарианцы отрицают. Призывая обложить налогом на сверхприбыль какую-то отрасль, вроде бы либертарианец Дуров выпускает джинна из бутылки.

Сегодня государство считает, что надо изымать сверхприбыли нефтяных компаний, а завтра решит, что социальная сеть «ВКонтакте» — стратегический информационный ресурс и поступит с ней так же, как когда-то с телеканалом НТВ.

Для этого необязательно национализировать социальную сеть. По аналогии с передачей «Коммерсанта» лояльному Усманову, а «Рен-ТВ» лояльному Ковальчуку государство сможет помочь лояльному холдингу Mail.ru увеличить долю в «ВКонтакте» до 50%+1.

И если в этом случае пять ведущих программистов самой популярной российской социальной сети последуют примеру нефтяника Уайета и в течение суток переселятся в Калифорнию, предварительно оставив миллионы российских подростков без фотографий и групп, в которых те с помощью «новейшей технологии краудсорсинга» распределяют одно домашнее задание на 30 человек, их вряд ли кто-то осудит.

Будучи автором фразы «Хомяк расправил плечи», я сам, как и многие другие участники протестов, принадлежу к стихийным либертарианцам. Мы все хотим равенства перед законом, честной конкуренции и отрицаем насилие как инструмент решения экономических вопросов. Умеренные оппозиционеры считают, что государство надо лишить всех функций, кроме базовых, потому что пока оно не справляется даже с ними. Некоторые и вовсе задумываются о том, чтобы государство упразднить, потому что наше государство очень сильно устарело и намного больше мешает жить, чем помогает.

«10. Отменить прописку, загранпаспорт как отдельную сущность, въездные визы, воинский призыв и другие рудименты феодализма. Попытки ограничивать право передвижения или вербовать молодежь в военное рабство приводят к оттоку лучших умов в другие страны. XXI век — век без феодальных границ», пишет Павел. И это, в общем-то, правильно. За исключением одного. Перед тем как избавиться от рудиментов феодализма, надо избавиться от самого феодализма.

Если ты живешь в XXI веке и сделал неплохой аналог Facebook, тяжело поверить, что прямо за окнами твоего офиса, расположенного на последнем этаже дома Зингера, находится феодальное государство. А оно там есть.

Все мы видели, как двое полицейских пытались сломать руку Алексею Навальному. После этого в суд как ни в чем не бывало пришли другие полицейские и рассказали, как они задерживали Навального и как он им сопротивлялся. Судья им, естественно, поверил, а видеозапись, опровергающую их показания, смотреть не стал. Навальный написал заявление. Если оно дойдет до суда — все мы понимаем, какой вердикт он вынесет.

Навальный не может выиграть этот спор, потому что не может. Потому что принадлежит к более низкой касте. Он должен быть благодарен, что полицейский сжалился и не сломал ему руку, хотя ему ничего бы за это не было. В паре Навальный — Полицейский последний может пытать, лжесвидетельствовать и отрицать даже закон всемирного тяготения, если ему это зачем-то понадобится. Судья будет на его стороне, потому что задача суда — не судить, а поддерживать своими решениями существующую феодальную систему.

Впрочем, в легендарном репортаже Аркадия Мамонтова «Неприкасаемые» беспомощным оказывается уже полицейский. Ему хамят и угрожают, его открыто посылают. Попирают и закон, и его самого как представителя закона. Казалось бы, за такое поведение полицейский должен мгновенно положить своих оппонентов лицом на асфальт. Но нет, он ничего не может сделать — в лучшем случае ведет душеспасительные беседы. Потому что провокатор-журналист заставил его останавливать представителей более высокой касты, над которыми у рядового гаишника нет никакой власти. Возможно, Аркадий Мамонтов осуществил спланированную идеологическую диверсию, потому что единственное, что видно из его сюжета, — это то, что Россия действительно феодальное государство.

Попробуйте проехать при полицейском по встречке. Вас оштрафуют, отберут права или попросят очень крупную взятку. И объяснят, что это справедливо, потому что вы угрожаете жизни других людей. Но если вы министр, сотрудник администрации президента, ФСО или представитель какой-то иной федеральной касты, отмеченный высшим знаком серии АМР, вы можете подвергать опасности чужие жизни. А полицейский это ваше право будет охранять.

Самое интересное, что феодализм — это вовсе не стихийная идеология, которую представители власти опасаются вербализировать. Бывший директор ФСБ Николай Патрушев открыто продвигал идею о превращении сотрудников спецслужб в «новое дворянство» и уже начал передавать детям крупные наделы. Его сын Дмитрий Патрушев в возрасте 32 лет стал главой одного из крупнейших банков в стране — Россельхозбанка. Не отстает и Сергей Иванов — его сын в 31 год возглавил страховую компанию СОГАЗ. У сына еще одного выходца из спецслужб, главы РЖД Владимира Якунина — инвестфонд Venture Investment & Yield Management LLP, инвестирующий сотни миллионов долларов в недвижимость.

Друзья и сослуживцы Владимира Путина давно поняли, что быть «дворянином» (т. е. феодалом) намного почетнее и выгоднее, чем простым советским офицером КГБ. О феодальном государстве как о свершившимся факте заговорил даже Василий Якеменко, который сам еще недавно был феодалом.

Вас все еще смущает несменяемость, колоссальная дистанция власти и пустые улицы Москвы во время инаугурации Путина? Вам кажется странным, что в феодальном государстве господствует монархия? Надеюсь, нет, потому что исторический опыт свидетельствует о том, что именно такая форма правления наиболее естественна для существующего общественного строя.

Новости партнеров