Генерал или исламист: кого выберут египтяне? | Forbes.ru
$58.4
69.09
ММВБ2147.57
BRENT63.14
RTS1158.56
GOLD1290.32

Генерал или исламист: кого выберут египтяне?

читайте также
+3 просмотров за суткиРелигиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть +2 просмотров за суткиЗолотые запасы. Катар сообщил о $340 млрд резервов в ответ на бойкот арабских стран Невыполнимый ультиматум: арабские страны получили ответ Катара на свои требования +4 просмотров за суткиГлавный по всем вопросам. Последствия прямой линии президента и предвыборная кампания Выкуп в $1 млрд: Катар пошел на сделку с террористами для освобождения заложников +1 просмотров за суткиЗерновой конфликт: как Россия борется с Турцией и Египтом Около 48% россиян готовы проголосовать за Путина на выборах президента 5 женщин. Кто решит исход выборов президента Франции +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Гендерная революция: пока захлебнулась +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes»
Новости #Власть 28.05.2012 17:28

Генерал или исламист: кого выберут египтяне?

Елена Супонина Forbes Contributor
фото REUTERS 2012
Кто победит во 2-м туре — военный летчик Шафик или «брат-мусульманин» Мурси — уже без разницы: наметившиеся в Египте тенденции сейчас сильнее воли отдельных личностей

В Египте вот-вот объявят официальные результаты первого тура президентских выборов. По предварительным данным, во второй тур, который состоится 16 и 17 июня, выходят один из лидеров группировки «Братья-мусульмане» Мухаммад Мурси и бывший премьер-министр Египта, ставленник военных Ахмад Шафик. Имя победителя объявят 21 июня. Высший военный совет Египта обещает передать власть избранному президенту не позднее 30 июня.

Подобное противостояние — исламист против генерала — было вполне ожидаемо. И со стороны проще воспринимать происходящее сегодня в Египте как борьбу между религиозным радикализмом и светскостью, между исламистами и военными, между революционной пылкостью и консерватизмом. Многие комментаторы продолжают тиражировать эти мифы, придавая интригу предвыборным баталиям и тем самым вводя в заблуждение. На самом деле Шафик или Мурси — уже без разницы. Наметившиеся в Египте тенденции сейчас сильнее воли отдельных личностей.

Среди 13 баллотировавшихся в первом туре кандидатов, включая двоих победителей, не было ни одного по-настоящему сильного и энергетически мощного лидера. Говорю это на основании живых впечатлений, поскольку многих из них я знаю лично: брала интервью, встречалась на конференциях. Это в большинстве своем умные, образованные, опытные политики. За каждым из них — определенные группы избирателей. Но это отнюдь не глыбы, на плечах которых государство могло бы выйти из политического и экономического кризиса.

Египет сейчас нуждается не в крупных фигурах, а в коллективном разуме. Только сообща можно взяться за решение проблем нищеты, безработицы, разгула преступности, опасности междоусобицы и зависимости от иностранных кредитов. «Откровенно говоря, для всех нас будущее Египта — это неизвестность. Что она в себе несет, никто не знает. И за это неясное будущее должны отвечать все. Все те, кто делал революцию. Нам нужно партнерство, а не борьба», — так говорил автору этих строк Мухаммад Мурси осенью минувшего года.

Его слова объясняются не только тем, что 60-летний Мурси является председателем созданной «братьями» год назад «Партии свободы и справедливости», в программе которой — обеспечение этой самой социальной справедливости и помощь обездоленным. В стране, где живет более 82 млн человек, причем половина из них — на пару долларов в день, и где ежегодно численность населения увеличивается еще на 1,3 млн, это требование не только политического, но и физического выживания.

Недаром многие египетские политики все чаще говорят о необходимости преобразования президентской республики в республику парламентскую или хотя бы — для начала — со смешанной формой правления. Полномочия президента, таким образом, могут быть урезаны. А почти 80% мест в новом парламенте занимают депутаты от партий, тесно связанных с исламскими организациями, в первую очередь с теми же «Братьями-мусульманами». «Сейчас не столь важно, кто станет президентом, сколь важно, какой будет новая конституция», — считает отказавшийся, несмотря на уговоры, от выдвижения в президенты представитель либеральных сил Мухаммад аль-Барадеи.

Споры о новой конституции (прежняя похоронена революцией) идут горячо, но пока безрезультатно — страна, несмотря на проходящие выборы, живет без основного закона. Предполагалось, что политики утвердят проект конституции до начала президентской гонки. Но договориться не удавалось, а общество ждало действий, и временно правящие страной военные решили сделать решающий ход — провести выборы — и смогли убедить в этом других.

Впрочем, кто бы ни победил, он все равно не получит той полноты власти, которой обладал правивший страной 30 лет Хосни Мубарак. И он обязательно будет учитывать фактор усиления религиозной чувствительности в Египте. Если победит бывший генерал египетских ВВС 70-летний Шафик, то без Мурси и ему подобных исламистов ему не обойтись, как не обойтись без школ и клиник для бедняков — «Братья-мусульмане» создавали их по всей стране еще при прежнем режиме. Эта сеть, заменяющая собой незрелые социальные институты, во многом является причиной популярности исламистов.

И наоборот: опыт и дисциплина военных нужны исламистам. И если победит 60-летний Мурси (он хотя и учился в США на горного инженера, но деревенское происхождение и некоторая неотесанность все равно проглядывают), то без подтянутости и воспитанной осторожности Шафика и таких же, как он, генералов ему далеко не уехать. Ахмад Шафик ведь не только участвовал как военный летчик во всех боевых действиях, что вел Египет, но и учился на курсах повышения квалификации в Париже, служил военным атташе в Риме, работал министром, в том числе гражданской авиации. У него большой опыт аппаратной работы и общения с зарубежными коллегами.

Египту сегодня нужны коалиции и договоренности между влиятельными сословиями, так что накануне второго тура не исключены закулисные договоренности и самые неожиданные коалиции.

Важно, что ни один из кандидатов в президенты, в том числе и Ахмад Шафик, не призывал вернуться в прошлое. В том, что Египту нужны реформы и перемены, не сомневается никто. Разногласия вызывают лишь формы и методы, с помощью которых этот процесс будет осуществляться. «Мы не можем вернуться к прежнему режиму. Египет изменился бесповоротно. Я даю слово всем египтянам: мы начнем новую эпоху. Прошлое останется в прошлом», — пообещал Шафик на субботней пресс-конференции в Каире.

При этом, к слову, ни один из кандидатов не уделял особого внимания отношениям Египта с Россией. Египтян, даже исламистов, больше волнует, как сложится сотрудничество с США. Зато ни один из кандидатов, в том числе проигравший в первом туре дипломат с тонким политическим чутьем Амр Муса, не осмелился сказать доброго слова о соседнем Израиле. И пустое дело гадать, кто в случае своей победы может поставить вопрос о пересмотре мирного договора с еврейским государством — воевавший с израильтянами Шафик или постоянно ругавший их Мурси. Ведь логика действий будущего президента Египта будет подчиняться условиям, которые диктует жизнь. Если с реформами пойдет как надо, то и обострение на границах с Израилем не понадобится. А если возникнут серьезные проблемы и их надо будет списать на внешнего врага, то договор под давлением парламента разорвет любой глава государства, будь-то военный или гражданский.

В истории бывают периоды, когда крупные личности решают многое, если не все. Но сейчас в Египте другое время, другие лица, другие запросы. Народ хочет сытости, порядка, справедливости и стабильности. И неважно, кто это обеспечит: военные или исламисты. Или они это сделают сообща. Революция в Египте, без сомнения, продолжится. Но реставрации не будет, да и реставрировать, по сути, нечего.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться