Александр Бастрыкин с точки зрения человеческих отношений и УК - Новости
$57.8
61.17
ММВБ2106.3
BRENT56.45
RTS1146.01
GOLD1248.99

Александр Бастрыкин с точки зрения человеческих отношений и УК

читайте также
Путин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» Все о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Гайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Падение дома Бастрыкина: что означают аресты в СКР Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле Счет и меч: исчезнет ли силовая олигархия Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет» Бронзовые миллиардеры: почему Тимченко и Ротенберги получили медали Инструкции по выживанию: как чиновники советуют справляться с кризисом
Новости #Власть 14.06.2012 00:39

Александр Бастрыкин с точки зрения человеческих отношений и УК

Павел Чиков Forbes Contributor
Александр Бастрыкин фото ИТАР-ТАСС
Глава СК имел основания считать, что имеет право общаться с шеф-редактором «Новой газеты» неформально. Но выбранный им стиль общения предполагает до 6 лет лишения свободы

Глава Следственного комитета генерал-полковник юстиции Александр Бастрыкин, которого следователи за глаза зовут "АиБ", в четверг, после того как разгорелся скандал по поводу его угроз заму главного редактора "Новой газеты" Сергею Соколову, целый день был недоступен для комментариев. Внезапно пропал и мозолящий ежедневно глаза "официальный представитель СКР" Владимир Маркин. Сразу вспоминается фраза Бастрыкина "Все работники Следственного комитета Российской Федерации хорошо понимают, что в современном мире информационная открытость – это не дань моде, а профессиональная необходимость", опубликованная на официальном сайте его ведомства.

Утром я разговаривал с главредом "Новой газеты" Дмитрием Муратовым (мы много лет занимаемся правовой защитой журналистов издания от многочисленных наездов) и предлагал юридическое сопровождение дела. Сам крайне эмоциональный, он явно готов по-мужски простить бастрыкинский демарш. Ну, психанул, с кем не бывает. Нужно ведь учитывать, что "Новую" и СКР связывает долгая совместная работа и тесные отношения с ведущими следователями, имеющими генеральские зведы на погонах. Расследование убийства Политковской предполагало постоянный контакт. Раскрытому следователями убийству обозревателя "Новой" Игоря Домникова татарской братвой во главе с ушедшим на пожизненное Эдуардом Тагирьяновым газета рукоплескала. Дело в отношении заказчика того убийства в последние месяцы активизировалось. Убийство нацистами Тихоновым (также получил пожизненное) и Хасис (18 лет колонии) корреспондента Насти Бабуровой и "штатного" адвоката газеты Стаса Маркелова было раскрыто и расследовано подчиненными Бастрыкина. И важно понимать, что именно Сергей Соколов курирует в "Новой" все такие дела, он контачит со следователями и их начальниками, передает данные, достигает договоренностей, от имени редакции комментирует ход расследования и освещает ее позицию.

Учитывая это, в какой-то степени Бастрыкин, хотя Соколов вряд ли знаком с ним лично, мог предполагать возможность неформального общения и выяснения отношений. Но не таким все-таки образом... Тем более что люди, хоть раз общавшиеся с Соколовым, знают, насколько ему несвойственны грубость и резкие высказывания, не говоря уже об оскорблениях.

Это все хоть и важная для понимания, но все же лирика. А теперь объясню эту историю шершавым языком уголовного законодательства.

Угроза расправы со стороны главы Следственного комитета в адрес шеф-редактора газеты за критические публикации о нем лично и о работе его ведомства надлежит квалифицировать как воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста с использованием служебного положения, соединенное с угрозой применения насилия. Это часть 3 статьи 144 Уголовного кодекса России. До 6 лет лишения свободы - преступление, относящееся к категории средней тяжести. Может быть прекращено за примирением сторон. Интересно, что часть 3 этой статьи была введена в декабре 2011 года после мощного лоббирования Советом по правам человека при президенте и особенно его главой, многолетним защитником журналистов Михаилом Федотовым. Согласно статистике Судебного департамента при Верховном суде России, по 144-й статье ни в 2011-м, ни в 2010 году осужденных не было. В нашей практике единственным случаем ее применения было дело в отношении астраханского депутата за избиение корреспондента информационного агентства "Кавказский узел". Оно заглохло на стадии следствия.

Конечно, всерьез рассуждать об уголовном преследовании Александра Бастрыкина наивно. Но история позволяет взглянуть внимательно на порядок привлечения к ответственности первых лиц правоохранительных ведомств. Могут же они, в конце концов, пьяные на рулем на пешехода наехать, под антикоррупционную волну попасть.

Итак: чтобы добиться только возбуждения уголовного дела, нужно задействовать целых три ведомства. Детали описаны в статье 448 УПК РФ. Сначала президент должен своим указом отстранить главу СКР от исполнения служебных обязанностей и найти ему временную замену. Затем все тот же президент должен изложить свое мнение о признаках преступления в действиях отстраненного главы СКР и направить его в Верховный суд России. Тот коллегией из трех судей выносит заключение о наличии либо отсутствии в действиях персонажа тех самых признаков преступления. Если признаки наличествуют, то документы направляются исполняющему обязанности главы СКР для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Он, в свою очередь, дело возбуждает и передает конкретному следователю или группе оных для производства расследования.

В общем, правильно заметил Дмитрий Муратов в своем письме Бастрыкину: "И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести…" Надо учесть, что Бастрыкин в студенчестве был старостой группы, в которой учился нынешний президент — уверенность, что такая "крыша" не течет, очевидно, придавала Александру Ивановичу дополнительный импульс в разговоре с журналистом. Но этим же он оказал медвежью услугу Путину - сейчас каждый россиянин может написать письмо на имя президента с просьбой внести то самое представление в Верховный суд. И отказывая в этом, президенту придется публично брать политическую ответственность за "лесной демарш" Бастрыкина на себя.